Время в Ереване: 11:07:36,   11 Декабрь

"Азербайджанская оттепель" не за горами


Происходящие в последнее время в Арабском мире события, существенно изменили политическое содержание ближневосточного региона. Они вошли в историю под названием “Арабская весна” -термин, которым западные СМИ назвали произошедшие и пока еще продолжающиеся в арабских странах процессы.

По мнению исследователя «Немецкого института глобальных и региональных исследований» Стефана Росини, данный термин в переносном смысле означает “оттепель, растопившая авторитарные структуры…”. В результате “Арабской весны” в Тунисе, Ливии, Египте, Йемене уже произошли коренные изменения, осуществились существенные реформы в Марокко и Иордании, что же касается Сирии, то там все еще продолжается гражданская война.

На вышеупомянутые события повлияли, конечно, как ряд внутренних (международный экономический кризис и рост цен на продукты первой необходимости, напряженные отношения между этническими и религиозными группами, длительное правление одних и тех же лидеров, постоянное давление с их стороны, рост коррупции и социальные проблемы) и внешних (звучащие со стороны США и ЕС призывы к демократизации, давление со стороны СМИ, в частности, выделяются такие социальные сети, как Facebook, Twitter, вовлечение достаточно популярных, имеющих широкую аудиторию, телеканалов каковыми являются “Аль-Джазира” и “Аль-Арабия”) факторов, так и характерные для всего региона демографические проблемы.

Наряду с вышеперечисленным, очень важно отметить также такие нравственные и этические принципы, как справедливость, свобода, достоинство, уважение, без которых упомянутые причины были бы просто бесполезными. Именно эти принципы стали мощной силой, которая объединила и повела в социальном плане многослойные группы протестующих. Параллельно с происходящими в арабском мире процессами, многие эксперты попытались дать прогноз различных сценариев революций, возможного расширения их географии, дойдя вплоть до постсоветского региона, в частности, Азербайджана, Таджикистана, Узбекистана. Следующим этапом арабской “оттепели” ряд западных и российских исследовательских центров, проводя разносторонние и неоспоримые параллели с арабскими странами, считают Азербайджан.

Возникает вопрос, что общего и какие параллели можно провести между Азербайджаном и вышеупомянутыми арабскими странами, в частности, в контексте возникновения внутренних и внешних факторов политического кризиса? Кроме этнического и религиозного сходства состава населения (заметим, что в этом вопросе большое сходство есть между Азербайджаном и Сирией), одна из основных параллелей относится к долгосрочному управлению национальных лидеров и, связанные с этим, постоянные давления, рост уровня коррупции во всех общественных сферах и социальная поляризация общества.

В связи с этим, ни в каком геополитическом центре не вызывало сомнения, более того, возражения то обстоятельство, что бывший лидер Ливии Муаммар Каддафи готовил своего старшего сына Сайф Аль-Ислама в качестве своего преемника, тот же процесс происходил и в Египте со стороны Хосни Мубарака, в результате молчаливого согласия внешних союзников. В данном контексте, почти тот же сценарий повторился в Сирии и в Азербайджане. Во-первых, нынешние лидеры обеих стран ‘’унаследовали’’ власть от родителей, являющихся носителями советского, а затем российского влияния, в обоих случаях это стало возможным в результате изменений в конституции страны. Для того, чтоб 34-летний Башар Аль-Асад имел право руководить страной, необходимо было снизить возрастной ценз кандидатов в президенты в Сирии с 40-а до 34-х лет.

В случае Азербайджана, для того, чтобы Ильхам Алиев смог сменить отца, необходимо было им занимаемую должность премьер-министра сделать второй по важности в системе государственного управления. Здесь Алиевы превзошли даже Аль-Асадов. Совсем недавно, исполнительный секретарь правящей партии “Ени Азербайджан” Али Ахмедов заявил, что кандидатом от их партии на предстоящих президентских выборах в Азербайджане будет Ильхам Алиев. По мнению самого Ахмедова, он является “кандидатом азербайджанского народа”.

В итоге, вся эта спешка правящей партии обусловлена неоднократно опубликованной в прессе информацией относительно того, кого же поддержит партия “Ени Азербайджан” на выборах, вернее, выставит ли Ильхам Алиев в третий раз свою кандидатуру на самую высокую должность страны.

А это значит, что Алиев-младший не только “унаследовал” власть и начал осуществление политики “гейдаризации”, но и идет уже на третий срок, то есть готовит своего сына Гейдара в качестве своего преемника. Кстати, существует также мнение, что Алиев может уступить должность президента своей жене, Мехрибан Алиеве, в результате чего стало бы возможным избежать распространившиеся в некоторых кругах сплетни, а также сохранить президентское кресло за «семьей».

 Примечательно то, что еще в феврале 2012 года во время конференции, посвященной “Арабской весне”, в Мюнхене, Ильхам Алиев заявил, что как бы некоторые силы не желали, они не увидят похожие явления в Азербайджане, обосновывая свои заявления достигнутыми в стране экономическими успехами, низким уровнем нищеты, борьбой против коррупции, становлением демократических институтов, свободой вероисповедания, многопартийной системой, свободой слова, доступностью интернета, и зарегистрированными успехами в других областях.

Что касается экономических успехов, то они, конечно, неоспоримы, но удовлетворительны ли? Например, в дореволюционной Ливии ВВП на душу населения в 2.5 превосходил сегодняшние показатели Азербайджана. А на фоне внешних показателей экономического роста имеются проблемы и упущения в области осуществляемой азербайджанскими властями социальной политики: в стране существует серьезная социальная поляризация, незначительные пенсионные и социальные выплаты, крайне низкие заработные платы в бюджетном секторе. Например, пенсия инвалида карабахской войны составляет $41-42, в том случае, когда азербайджанский военнослужащий, убивший спящего армянского офицера, получает большое материальное вознаграждение и удостаивается звания героя.

На вышеперечисленные азербайджанским лидером достижения в области демократии и свобод более четко ответило издание “Нью-Йорк Таймс”, анализируя события, произошедшие в Губинском районе Азербайджана, сразу же через месяц после выступления Алиева.

‘’События в Губе для жителей стали всего лишь поводом для выражения ярости и недовольства, а основная причина – это глубокая коррумпированность местных властей, что присуще всему Азербайджану в целом. Опасаясь, что волнения против авторитарных режимов Ближнего Востока могут повториться и в Азербайджане, в стране с особой осторожностью и беспокойством относятся к любым акциям протеста и выступлениям. Полиция сразу же реагирует и не допускает даже небольшие уличные протесты. Последний самый крупный митинг был в 2003 году, когда молодой Ильхам Алиев стал преемником своего отца и последовавших в результате этого парламентских выборов”.

Согласно азербайджанскому агентству “Туран”, в стране, по данным правозащитников, насчитывается более 60 политзаключенных, число которых, в результате арестов и судебных постановлений, постоянно растет. Отметим также, что судебные решения в отношении азербайджанских оппозиционеров неоднократно обсуждались со стороны многих структур США и ЕС, призывая Баку оставаться приверженным соблюдению своей Конституции и взятым на себя международным обязательствам.

Еще одна особенность ‘’Арабской весны”: в Азербайджане обостряются отношения между правящим режимом и радикальными исламистами. В то же время, наблюдается рост радикальных настроений, как традиционно в северных районах Азербайджана, так и в центральных и южных. Долгие годы, проводимая алиевским режимом политика давления и преследований, направлена не только на последователей суннитского ислама, представителями которых являются, проживающие на территории Азербайджана, коренные народы: лезгины, авары, цахуры и др., но и против мусульман-шиитов, цель которого предотвратить постоянно растущее влияние Ирана в стране.

В вышеупомянутом контексте, в Азербайджане создается благоприятная почва для усиления исламского движения, наблюдаемая во всем мире, а существующий в стране идеологический вакуум предоставляет широкие возможности для деятельности исламских экстремистских организации, финансируемые монархиями Персидского залива.

Давно уже не секрет, что на территории всего Азербайджана развивают активную деятельность такие радикальные группировки, какими являются “Аль-Каида”, ‘’ Хезболлах”, “Джайшуллах”, “Исламский Джихад”, “Лесные братья” и др. Об этом свидетельствует распространяющаяся время от времени информация о проводимых во всех регионах Азербайджана спецоперациях против радикальных исламистских группировок, стремясь показать Западу, что Азербайджан ведет активную борьбу против международного терроризма (впрочем, и в Сирии, с начала кризиса, руководство этой страны представляет свои действия мировому сообществу как контртеррористическую операцию против Аль-Каиды, салафитов, ваххабитов, такфиристов…).

Еще одно важное обстоятельство: реализуемая в стране политика ассимиляции и “азербайджанизации”, ярким свидетельством которой являются искажение результатов переписи и этнической мозаики населения. Например, по данным переписи населения, проведенной в Азербаджане в 2009 году, число талышей составило 112 тысяч, между тем, по неофициальным данным, в стране их число составляет более 1 миллиона; численность лезгин, которых в стране принято считать, самым многочисленным национальным меньшинством, по официальным данным составляет 180 тысяч, а неофициально, на территории Азербайджана их проживает около 700 тысяч. Ситуация с другими коренными народами аналогичная. То есть, вполне естественно, что вышеперечисленные действия правительства ставят вопрос о спасении и сохранении национальной идентичности на первое место повестки дня у автохтонных народов - лезгин, аварцев, талышей, удин, цахуров, что отлично осознает правящий режим и противостоит этому всеми возможными и достаточно неадекватными насильственными действиями. В этом контексте, после экстрадиции и героизации Рамиля Сафарова, в Азербайджане возникла новая атмосфера. Получается, что убийство армян, официально считающихся в стране национальным меньшинством, является героизмом. Естественно, этот факт стал серьезной причиной для беспокойства у других народов, проживающих на территории Азербайджана.

Наряду с внутренними факторами, можно выделить также существенные противоречия внутри режима. Например, между молодыми технократами и представителями старшего-советского поколения, между вооруженными силами и спецслужбами, правящими кланами и рядовыми предпринимателями. Контроль правящих кланов над экономикой, сомнительные сделки между западными организациями и правящим режимом – все это давно уже не секрет, и это прекрасно осознает простой азербайджанский народ. Таким образом, есть все предпосылки для кардинальных изменений, когда чувство ярости и унижения в азербайджанском обществе поборют страх и настанет “азербайджанская весна”.

Что касается внешнего фактора, то, в целом, географическое расположение Азербайджана (страна имеет территориальные претензии и проблемы со всеми соседними странами: Грузия, Армения, Иран, НКР, Туркменистан) и природные богатства сделали ее перекрестком интересов для ряда государств, и, кажется, что существующий в Азербайджане уязвимый режим выгоден для внешних игроков.

В то же время вспомним, что в содержании “арабской весны“ решающую роль сыграли именно внутренние факторы, и в данном случае можно найти существенные параллели с Сирией и Египтом. Если заинтересованные западные круги сотрудничают с Баку, то нужно понимать, что для этого у них есть свои цели и причины. Те, которые имеют доступ к энергетическим ресурсам подобных стран, заботятся о правах человека и демократии не больше, чем, скажем, арабские страны Персидского залива. И в сложившейся ситуации, внешние игроки надеются, что подобные страны будут развиваться естественным образом. Хотя уже сейчас в некоторых западных политических кругах считают, что энергетические проекты лучше реализовывать с устойчивыми демократическими режимами, однако, в реальной политике пока преобладает противоположный тезис. Та же Европа и США для осуществления своих программ и с целью давления используют ошибки и недостатки подобных режимов.

Постоянное нарушение прав человека в Азербайджане и искажение европейских ценностей, при необходимости, будут использованы Западом, с целью “прижать к стенке” алиевский режим. Что касается позиции внешних игроков, в случае возможного народного восстания, то в Азербайджане они те же, что и в Сирии. В то время как, здесь более вероятно повторение египетского или йеменского сценария, если, конечно, азербайджанские “горячие головы” не пойдут на авантюру. То есть, интересы, позиции и действия внешних игроков, будут направлены не на спасение алиевского режима (за исключением Турции, которая вначале попытается всеми силами сохранить алиевский престол, однако, позже по определению самих турок окажется “рядом с азербайджанским народом”), а на сохранение стабильности в стране и, естественно, возможного привода к власти более лояльных им сил.

Подводя итог, можно сказать, что психологическое влияние "арабской весны" довольно сильно в Азербайджане, так как стало ясно, что любой диктаторский или крайне авторитарный режим не вечен и его стабильность лишь вопрос времени. В данной ситуации и в случае дальнейшего развития событий Азербайджану не избежать серьезных потрясений, будь то цветная революция, цепная реакция “Арабской весны”, исламистская революция или же что-то новое, непредсказуемое. Одно лишь ясно - "азербайджанская оттепель" не за горами.

Армен Петросян, востоковед, кандидат исторических наук




Последние новости

Все новости    




Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]
Яндекс.Метрика
Страница конфигурации