Арташес Гегамян: С днем рождения, отец! (часть 1)


В сентябре 2002 года академики Национальной академии наук Республики Армения Сильва Капутикян, Армен Галоян, Галуст Галоян, Сергей Амбарцумян, Эмиль Габриелян и Заслуженный художник Армянской ССР Славик Паронян (с 2013 г. Народный художник РА) обратились к премьер-министру РА Андранику Маргаряну и мэру города Еревана Роберту Назаряну с ходатайством об установлении на фасаде здания по пр.Маштоца 39/12 мемориальной доски об увековечивании памяти известного партийного, государственного деятеля Мамикона Арташесовича Гегамяна. Учитывая решение Совета г.Еревана от 23.09.2002 г.  № 13/1, мэр г.Еревана 26 сентября 2002 г. принял решение за  № 1655-Ա об установлении на фасаде здания по адресу пр.Маштоца 39/12 мемориальной гранитной плиты с надписью: «В этом доме с 1947 по 2002 гг. жил известный партийный, государственный деятель Мамикон Арташесович Гегамян». Накануне 100-летия со дня рождения Мамикона Гегамяна «Арменпресс» публикует первую часть отдельных воспоминаний его сына, депутата Национального Собрания РА Арташеса Гегамяна о своем отце.

 

14 января 2018 года исполнится 100 лет со дня рождения Мамикона Арташесовича Гегамяна – известного государственного, партийного деятеля Советской Армении, моего отца. Признаюсь, что мне очень сложно писать эти строки о своем дорогом, родном и любимом отце. И вовсе не потому, что в его жизни было мало ярких, запоминающихся вех и событий. Нет-нет, с точностью до наоборот. Лишь одно упоминание встреч с нашими великими современниками, беседы, проведенные в нашем очаге – в Артике, Ленинакане и Ереване заняло бы несколько страниц. Щепетильность момента в том, чтобы случайно не забыть какой-то яркий эпизод из его жизни и тем самым кого-то ненароком обидеть, или навести на грустные воспоминания у его же современников, которых, увы, остались считанные единицы. Сложность написания воспоминаний во многом обусловлена и тем, чтобы на фоне необратимых глобальных перемен, происходящих в мире и международных отношениях, описывая события 40-х–60-х годов, не растерять созидательный героизм тех сложных, в то же время величественных десятилетий после победы Советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Вспоминая рассказы своих родителей и их современников, я невольно размышлял: откуда они зачастую недоедая до сыта, черпали, казалось бы, неиссякаемую духовную силу, работая по полсутки на вверенном им участке. Что же ими двигало? Быть может осознание чувства долга перед памятью более чем 200 тысяч своих соотечественников, не вернувшихся с полей Великой Отечественной войны? А возможно желание равняться на 104 Героев Советского Союза, армян, или же 27 рядовых воинов – армян полных кавалеров орденов Славы? Или желание быть достойными слов Маршала Победы маршала Советского Союза  Георгия Константиновича Жукова, сказанные об армянах: «В победе над фашизмом армяне, начиная с рядового и кончая маршалом, обессмертили  свои имена не тускнеющей славой мужественных воинов»?

Итак, Мамикон Арташесович Гегамян после окончания с отличием средней школы города Ахалцахе (Джавахк) в 1937 году пройдя собеседование (выпускники-отличники учебы в те годы вступительных экзаменов при поступлении в вузы не сдавали) поступил в Ленинградский Коммунистический политико-просветительный институт им. Н.К. Крупской. После окончания третьего курса, будучи членом ВКП(б) (Всероссийской Коммунистической партии большевиков) и отличником учебы Мамикон Гегамян в сентябре 1940 года по партийному набору был зачислен слушателем Высшей партийной школы (ВПШ) при ЦК ВКП (б), гор.Москва. Отметим, что в то время это было единственное высшее партийно-политическое учебное заведение в СССР по подготовке и переподготовке руководящих кадров КПСС и Советов. Примечательно и то, что год основания этого учебного заведения – 1939-й. Замечу, что в те годы слушателем ВПШ при ЦК ВКП (б) был выдающийся государственный и партийный деятель Советской Армении, великий интеллектуал-энциклопедист Грант Мартынович Мартиросян, один из близких друзей моего отца и нашей семьи. После завершения учебы в ВПШ при ЦК ВКП (б) решением соответствующего подразделения ЦК КПСС (выпускники ВПШ распределялись согласно решения Секретаря ЦК КПСС по организационно-партийной работе) Мамикон Гегамян был направлен на работу в Советскую Армению и утвержден в должности заведующего отдела пропаганды и агитации Кафанского райкома Компартии Армении, где проработал с 1942 г. по август 1943 г., а затем был переведен на должность зав.отделом пропаганды и агитации Ереванского горкома партии. У читателя могут возникнуть вопросы, как-то: зачем же надо было выпускника элитного и единственного на всю страну ВПШ при ЦК ВКП (б) не направлять на фронт, а командировать на работу в Советскую Армению? Что, там была нехватка местных кадров? Отнюдь, нет. Как выяснилось позднее направление в Армянскую ССР партийных кадров из России имело далеко идущие перспективы. Уже в годы ВОВ политическим руководством страны были разработаны стратегические планы, связанные с восстановлением исторической справедливости, во всяком случае для нас, армян. Речь идет о воссоединении Сурмалинского уезда Эриванской губернии, входящей в Российскую Империю в 1828-1918 гг., а позже в состав Армянской Республики (1918-1920 гг. с административным центром в селении Игдыр), с Советской Арменией. Так вот, партийные кадры, прошедшие закалку в Москве и откомандированные в Советскую Армению в дальнейшем должны были создать партийные организации в освобожденном Сурмалинском уезде, уже не приходится говорить и на части территории Карсской области. Тем самым была бы перечеркнута позорная страница договора «о дружбе и братстве» между кемалистской Турцией и большевистской Россией, заключенного 16 марта 1921 года, известного под названием Московский договор. В результате этого позорного и близорукого договора молодой советской дипломатии к Турции перешли армянские территории общей площадью 30 тысяч квадратных километров. Отметим, что эти территории были захвачены в результате вооруженной агрессии Турции против первой Армянской Республики (1918-1920 гг.), закончившейся всего за три с половиной месяца до подписания Московского договора. Увы, этим планам руководства СССР не суждено было осуществиться. Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки (6 и 9 августа 1945 года) свели на нет реализацию стратегических разработок СССР по восстановлению справедливости в отношении Советской Армении и армянского народа, попранной Московским (1921 г.) договором. Что же, жизнь продолжалась. В июне 1945 года Мамикон Гегамян был избран секретарем Сталинского райкома партии (в дальнейшем район был переименован на Ленинский, в н.в. Шенгавитский округ г.Еревана). С этим назначением Мамикону Гегамяну повезло. Ведь ему предстояло работать под руководством одаренного и преданного Родине патриота Егише Геворковича Варданяна. Приведу лишь слова видного государственного деятеля Армянской ССР Алексана Киракосяна о Егише Геворковиче: «Талант от природы, большое человеческое обаяние, безостаточная преданность своему народу и Родине, принесли ему (Егише Варданяну) большую известность. Имя Егише золотыми буквами будет вписано в летопись строительства столицы» (Из выступления на торжественном собрании в честь 100-летия со дня рождения Егише Варданяна). Отец всегда с гордостью вспоминал два с половиной года работы с Егише Геворковичем. И главный урок, который он усвоил в эти годы и пронес через всю жизнь – служить Родине и простым людям, быть искренним и честным, уметь достойно переносить любые трудности и лишения. К сожалению, на долю моих родителей – мамы «Заслуженного учителя Армянской ССР» Сони Чаманян-Гегамян и отца, Мамикона Гегамяна в те годы обрушились и несчастья. В самом раннем возрасте от инфекционных заболеваний скончались два первенца нашей семьи.

Работа двадцатидевятилетнего секретаря Сталинского райкома партии Мамикона Гегамяна была высоко оценена и он в июле 1947 года был избран Первым секретарем Артикского райкома Компартии Армении. Согласитесь, что в таком молодом возрасте возглавить такой район, который поставлял чуть ли не 90% строительного камня в республике (речь об Артиктуфе), к тому же поднимать сельское хозяйство, обустраивать жилье и хозяйство демобилизовавшихся с фронта воинов, выходцев из Артикского района, было делом не из легких. Уже спустя полвека, в ходе выборных кампаний по выборам Президента РА и в Национальное Собрание Армении, я услышал немало добрых слов от тружеников-артикцев в адрес моего отца. Все это, бесспорно, придавало мне решительности, пробуждало во мне еще большее желание быть похожим на своего отца, чтобы, как он, оставить в этой жизни добрый след и добрые воспоминания. Тем более, что в армянской среде память – это сама суть армян и армянского народа, средство его выживания на протяжении всей пятитысячелетней истории. Поделюсь одним из воспоминаний Артикского периода работы моего отца.

Быть самым молодым первым секретарем районного комитета Компартии Армении, а отцу тогда было всего лишь 29 лет, не только высокая честь, но и большая ответственность, тем более, когда тебя партийный актив республики воспринимает как выдвыиженца Первого секретаря ЦК Компартии Армении Григория Артемьевича Арутинова (Арутюняна). В первые же месяцы работы в должности первого секретаря Артикского райкома партии во время осенней уборочной страды район посетил лично Первый секретарь ЦК. Как потом рассказывал отец, Григорий Артемьевич прямо направился в поле к колхозникам. В те годы вопросов и проблем было много, тем более у селян. Ведь неимоверным трудом приходилось рекультивировать заросшие бурьяном некогда пахотные земли Ширакской равнины. За годы войны из-за нехватки рабочих рук (все мужчины ушли на фронт) некогда плодородные земли пришли в негодность. На вопрос Григория Артемьевича – в чем самая важная проблема, решение которой безотлагательно? Был дан жестокий, но честный ответ: наши дети недоедают. Первый секретарь ЦК КПА с нескрываемой досадой и укоризной посмотрел на своего выдвиженца Мамикона Гегамяна, который, оказавшись в роли без вины виноватого, опустил глаза. Вот тут-то артикцы заступились за своего руководителя, сказав, что и Мамикон Гегамян с женой и новорожденной дочерью Лилией и сами недоедают. В те годы руководители районов и их семьи не жили за семью замками. Двери их домов всегда были открыты и не только для соседей. Опытный взгляд Григория Арутинова не мог не уловить самого главного, а именно: за считанные месяцы своей работы на посту первого секретаря райкома партии Мамикон Гегамян воспринимается селянами, как свой, родной им человек, которого они в обиду не дадут. Увидев решимость колхозников в освоении ставших целиной земель и их доброжелательный и открытый разговор Григорий Артемьевич не смог отказать селянам и поделил с ним лаваш и сыр, который из платочков колхозники выставили прямо на траве. Григорий Артемьевич окликнул своего бессменного многоопытного водителя уста Атома (Атом Овсепян) сказав, чтобы он прихватил из багажника машины бутылку домашнего красного сухового вина. При этом Первый секретарь ЦК сказал, чтобы вино сначала налили сопроваждавшему его заместителю министра госбезопасности Армянской ССР Гургену Геворкяну. Нет, не с целью проверки пригодности вина к употреблению, а чтобы избежать соблазна написать рапорт своему высокому руководству в Москве о том, что в рабочее время Первый секретарь ЦК с колхозниками распивал спиртное... Эту удивительную историю я впервые услышал от своего отца еще в школьные годы. А поводом к этим воспоминаниям послужил очень и очень трогательный случай. В ноябре 1953 года Григорий Артемьевич Арутинов совершенно незаслуженно был снят с должности Первого секретаря ЦК КПА и спустя некоторое время был назначен председателем колхоза. Так вот, уже будучи в отставке весной 1954 года Григорий Артемьевич с супругой посетили кинотеатр «Наири», который только-только прописался по адресу – проспект Ленина 50. Мои родители в этот день, видимо, по воле провидения, на этом же сеансе также оказались в кинотеатре. После показа фильма, когда кинозал был освещен, все зрители встали, но никто не расходился. В зале воцарилось молчание и тишина. Зрители, увидев Григория Артемьевича с супругой Ниной, казалось будто бы оцепенели. Тогда мой отец, набравшись смелости, подошел к своему кумиру и вполголоса сказал, что люди покинут кинозал только после выхода из него Григория Артемьевича. Свое глубокое уважение к этой незаурядной личности народ выразил подобным образом. Под восторженные и вместе с тем грустные взгляды сотен и сотен кинозрителей чета Арутиновых вышла из зала. Под этим неизгладимым впечатлением отец и вспомнил о встрече с ним в Артикском районе. И удивительно, что эти истории врезались в мою память пятилетнего юноши. Уже по прошествии ряда лет я не раз просил отца пересказывать эти истории. Спустя считанные месяцы после этой встречи, Мамикон Гегамян в августе 1954 года был освобожден от должности ответорганизатора ЦК КП Армении. Формальным поводом для освобождения была его реплика на ноябрьском (1953 г.) пленуме ЦК КП Армении, когда отдельные руководители республики стали охаивать деятельность Григория Артемьевича. Тогда второй секретарь Ленинаканского окружного комитета Компартии Армении Мамикон Гегамян с места громогласно прервал выступающего (одного из секретарей ЦК КПА) сказав, чтобы тот свои голословные обвинения подкрепил конкретными фактами, упрекнув его в том, что еще месяц назад этот же оратор с этой же трибуны расхваливал товарища Арутинова. Реакция выступавшего была весьма и весьма болезненной. Буквально через несколько дней отец, не проработав и двух лет в должности второго секретаря Ленинаканского окружного комитета КПА, был переведен на работу в аппарат ЦК КПА, а еще через несколько месяцев в июле 1954 года был направлен на работу заведущим отдела кадров Министерства культуры Армянской ССР. Я обязательно хотел поделиться этой информацией с тем, чтобы поблагодарить его коллег по Ленинаканскому окружному комитету КП Армении, которые не только не отвернулись от своего друга Мамикона Арташесовича, но и всячески морально поддерживали моих родителей, 36 летнего отставного партийного работника. Пользуясь случаем, хочу спустя 63 года еще и еще раз выразить искреннюю благодарность родным и близким первого секретаря Ленинаканского окружного комитета КП Армении Гегама Багратовича Алекяна, зав. отделом организационно-партийной работы окружкома Алексана Матевосовича Киракосяна, зав. отделом пропаганды и агитации Грачика Симоновича Икиликяна и конечно же родным председателя Ленинаканского окружного совета депутатов трудящихся Анушавана Гегамовича Мардояна.

 

АРТАШЕС ГЕГАМЯН

депутат Национального Собрания РА от Республиканской партии,

сопредседатель Межпарламентской комиссии по сотрудничеству

Федерального Собрания Российской Федерации и 

Национального Собрания Республики Армения, 

председатель партии «Национальное Единение»

www.amiab.am

На фотографии: Председатель Президиума Верховного Совета СССР Анастас Иванович Микоян, Первый секретарь ЦК Компартии Армении Антон Ервандович Кочинян, министр мелиорации и водного хозяйства Армянской ССР Григорий Александрович Баграмян, первый секретарь Апаранского райкома Компартии Армении Мамикон Арташесович Гегамян. Армянская ССР, Апаранский район (на строительстве Апаранского водохранилища), май 1966 года.  



Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: contact@armenpress.am