Время в Ереване: 11:07:36,   17 Ноябрь

“Рафаел Лемкин: К 70-летию конвенции о геноциде”: статья Ваагна Григоряна в литовском СМИ


Статья известного литовского писателя армянского происхождения Ваагна Григоряна “Рафаел Лемкин: К 70-летию конвенции о геноциде” опубликована в литовской газете “Lietuvos žinios” (“Время Литвы”). “Арменпресс” представляет полный перевод статьи.

Рафаэль Лемкин: навстречу 70-летию конвенции
о преступлении геноцида

Летом 1939 г., перед вторжением в Польшу, Гитлер, призывая «беспощадно, без сострадания уничтожать мужчин, женщин и детей польского происхождения», чтобы рассеять сомнения, риторически изрек: «Кто сегодня помнит об истреблении армян?».

Реплика вождя нацизма, к сожалению, не была беспочвенной. Она опиралась на прочный фундамент политического «реализма» некоторых европейских государств, вчера осудивших Турцию, а сегодня «мудро» посчитавших для себя выгодным напрочь забыть беспрецедентные в истории этнические чистки.

Однако, эпидемия забывчивости не всех подкосила. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть первый том Литовской энциклопедии 1933 года. Статья «Армянский вопрос» настолько правдиво и обстоятельно излагает трагедию армянского народа, что и некоторым нашим современникам не помешало бы по ней пройти курс реанимации памяти. А важнейшая функция памяти, сформулированная Рафаэлем Лемкином, автором термина «геноцид» и Конвенции «о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», состоит в том, «чтобы стимулировать человеческую совесть».

О нем – о Рафаэле Лемкине, по случаю 70-й годовщины конвенции о преступлении геноцида (также 85- летии первой разработки Лемкином состава преступления), и пойдет речь в этих заметках. Также о том, что и как предопределило его жизненный путь. Кстати, в том, что термин «геноцид» был изобретен и Конвенция существует, немаловажную роль сыграла Литва. В 1939 году, после оккупации Польши, будущий отец Конвенции именно в тогда еще независимой Литве нашел спасение от нацистской расправы.

Родился Рафаэль Лемкин в 1900 году. Блогодаря матери, с детства зная несколько иностранных языков, для дальнейшей учебы в 1919 году он выбрал филологию в Львовском университете. Но одно событие кардинально изменило его жизнь. В «Автобиографии» Лемкин вспоминает: «После окончания войны около 150 турецких военных преступников были арестованы и интернированы британским правительством на остров Мальта. Армяне послали делегацию на мирную конференцию в Версале. Они ждали  правосудия. Но в один из дней делегация прочитала в газетах, что все турецкие преступники освобождены.  Я был потрасен. Нация убита, а виновные в этом люди освобождены».

Потраясенный Лемкин обращается к своему преподавателю – почему армяне не требуют правосудия? На что профессор отвечает, что нет такого закона, в рамках которого можно было бы их судить.  

Закончив филологическое отделение, Лемкин некоторое время изучает философию в Германии, но идея нового международного права не дает ему покоя. Да, 24 мая 1915 г. Англия, Франция и Россия в совместном заявлении массовые резни армян охарактеризовали как «преступление против человечества и цивилизации», а Уинстон Черчил в 1929-ом  назвал «холокостом», подчернув, что «это преступление было запланировано и осуществлено политическими мотивами: выпала возможмость отчистить Турцию от христианской рассы», но закона, в рамках которого можно наказать преступников, все равно нет. «Я все больше и больше солидаризировался со страданиями жертв (…), - вспоминает Лемкин в  «Автобиографии». - Я решил стать юристом и работать для того, чтобы поставить геноцид вне закона и чтобы государства сотрудничали в его предупреждении». Лемкин вернулся во Львов  и поступил на юридический факультет, который закончил со степенью доктора правоведения. И изобретение международного права, защищающего народ от преступлений своего собственного правительства, стало миссией Лемкина.

Состав преступления Лемкин изложил в специальном докладе, который он подготовил для представления на Пятой конференции по унификации международного уголовного права, которая должна была состояться 14-20 октября 1933 года в Мадриде. Лемкин предлагал рассматривать в рамках международного законодательства два вида преступлений против мирного населения: варварство (погромы,  экономическая дискриминация этнических, социальных или религиозных групп) и вандализм (уничтожение культурных и художественных ценностей).

Но Лемкину не пришлось выступить с докладом. Хотя состав преступления им был изложен на опыте геноцида армян – в то время единственном геноциде нового времени (по выражению самого Лемкина – «геноциде современного образца»), в Германии у власти уже был Гитлер, с весьма предсказуемыми последствиями. Польское правительство, однако, проявив политический «реализм», решил не «разозлить» Германию международным законодательстом, а свое будущее обезопасить подписанием пакта о ненападении. Лемкина обвинили в намеренном оскорблении немецкого народа и не дали поехать в Мадрид.

Чем все это закончилось, известно. В 1939 г. Германия вторглась в Польшу. Лемкин участвовал в боях под Варшавой, был ранен, а  когда Польша уже была оккупирована, ему удалось, как уже было сказано, перебраться в Литву. Прибежище он нашел в Каунасе.

В начале 1941 г. Лемкин получил приглашение из США (ему было предложено место профессора в одном из университетов). Здесь и развернулась его бурная деятельность по воплощению в жизнь нового международного права. Европейская трагедия, Холокост своего народа подстегали работу Лемкина, задуманную по следам трагедии армян.

Теперь Лемкин твердо знал: надо найти такой термин, который не может быть использован в никаких других контекстах (чего не скажешь о «варварстве» или «вандализме», которые он использовал в 1933 году). И в 1944 году родился более чем четкий термин «геноцид», образованный от греческого «genos» (нация, племя, раса) и латинского «cide» (убийство).

Содержание термина Лемкин так описал: «Под геноцидом мы подразумеваем уничтожение нации или этнической группы… Геноцид не обязательно должен означать немеделенное уничтожение. Геноцид также означает координированный план различных действий, нацеленных на уничтожение насущного фундамента жизни национальных групп, с целью уничтожения нации в целом» (вспомним знаменитую депортцию армян в «новые местожительства», которая проводилась в таких условиях, что большая часть депортировнных погибала в пути, а дожившие до «новых местожительств» умирали в арабских пустынях).

Первым международным документом, в котором стараниями Лемкина был применен термин «геноцид», стал  обвинительный акт от 18 октября 1945 года. Однако, Нюрнбергский суд имел дело с военными преступниками, уничтожавших граждан оккупированных стран, следовательно, Нюрнберг не мог стать прецедентом для привлечения к ответственности правителей за преступления против собственных подданных, как это было в Турции. Да и в приговоре от 1 октября 1946 г. термин «геноцид» отсуствовал. И Рафаэль Лемкин всецело посвятил себя беспрерывной работе по написанию, принятию и ратификации Конвенции против геноцида.

11 декабря 1946 года Генеральная Ассамблея ООН единогласно приняла резолюцию. Но чтобы она стала законом международного права, ее должны были ратифицировать 20 стран. И Лемкин возобновил неутомимое лоббирование разных правительств. В том числе Турции. В «Автобиографии» он пишет: «В моем сознании созрел смелый план. Он состоял в том, чтобы Турция ратифицировала Конвенцию в числе двадцати  ее первоначальных участников. Это было бы искуплением за геноцид армян…»

9 декабря 1948 г. на пленарном заседании в Париже Генеральная Ассамблея ООН утвердила «Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него». К октябрю 1950 г. двадцать стран, подписавших Конвенцию, ее ратифицировали, и 12 января 1951 г. она вступила в силу.

Многолетняя борьба Рафаэля Лемкина завершилась победой. Но меньше всего радовался сам Лемкин. Из Конвенции был выкинут «культурный геницид»: уничтожение культурных и религиозных ценностей, запрет на употребление родного языка, уничтожение национальной интеллигенции, изъятие детей из преследуемой группы населения. Тут как не вспомнить 24-ое апреля 1915 года, когда в Константинаполе за ночь была арестована вся армянская интеллигенция (несколько сот человек), вывезена за город и уничтожена, или более 300 тысяч армянских сирот, которые после убийства их родителей были отуречиваны, наконец – планомерное уничтожение многовекого армянского культурно-религиозного наследия: в 1914 году в балансе Армянской патриархии Константинаполя находилось 2549 храмов, церквей, часовней,  в 1974 г. согласно докладу ЮНЕСКО в Восточной Турции оставалось 197 армянских церквей, которые нуждались в срочном ремонте, а сегодня в Турции армянских церквей всего 34. То, что культурный геноцид гордо шествует и в 21-ом веке, за доказательствами далеко не надо ходить. Налицо циничное уничтожение тысячи уникальных средневековых хачкаров (крест-камней) армянского кладбища Джугы (Джулфы) в Нахичеване в 2005 г. А ведь по единадушному мнению европейских искусствоведов, в том числе Юргиса Балтрушайтиса младшего, хачкары Джуги занимали уникальное место не только в армянском, но и в мировом скульптурном исскустве.

 «Культурный геноцид» Лемкин намеревался подробно осветить в книге «История геноцида», над которой он  работал в 1950-е гг. Мне не удалось выяснить - закончил он книгу или нет, а вот «Автобиография», которую он начал в 1958 году, осталась незаконченной - оборвалась внезапно, вместе с его жизнью. Рафаэль Лемкин преждевременно скончался 28 августа 1959 года.

Умер он в одиночестве и материально необеспеченный. Хоронила его еврейская община Нью-Йорка. Потеряв во время геноцида всех своих родных и членов семьи, он новую семью не создал и никогда не думал о материальных благах. В долгие годы отчаянной борьбы за принятие Конвенции его как только не называли: «занудой», «мечтателем», «фанатиком», а он был всего лишь идеалистом в наилучшем значении этого слова. Идеалистом он был в молодости, когда поразился безнаказанностью организаторов Геноцида армян, таким и остался до последнего своего дня. Когда в коридорах и приемных ООН дипломаты уговаривали его отказаться от бессмысленной затеи «какой то там конвенции», он отвечал: «Только человек это может сделать». Он понимал, что и зло, и добро в этом мире идут от человека, и человеческому злу надо противостоять человеческим добром. В июле 1950 года в письме Тельме Стивенс он пишет: «Эта Конвенция – вопрос совести и испытание нашего личного отношения ко злу. Я знаю, что в июле и августе слишком жарко, чтобы работать, но не желая  быть сентиментальным или прибегать к красочным фразам, все же скажу: давайте не забывать, что жара этого месяца не так страшна для нас, как жара печей Аушвица и Дахау или убийственная жара пустыни Алеппо, которая испепеляла тела сотен тысяч армян - жертв геноцида 1915 года».

За свою идею Лемкин боролся один,  без какой либо государственной или общественной поддержки, финансовую поддержку тоже он никогда не получал. После принятия Конвенции его кандидатура несколько раз (в 1950, 1951, 1952, 1955 гг.) была выдвинута на Нобелевскую премию мира, однако, каждый раз оказывалось, что кто-то другой «больше» сделал для мира, для торжества справедливости и добра.

Но это, как говорится, не беда. Наилучшее признание его заслуг перед человечеством гласит надпись на его могильной плите: «Д-ор Рафаэль Лемкин (1900-1959), отец Конвенции о предупреждении преступления геноцида».



Последние новости

Все новости    




Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]
Яндекс.Метрика
Страница конфигурации