STARMUS

Эксклюзивное интервью “Арменпресс” со старшим советником SpaceX Гарретом Рейсманом

22 мин. чтения

Эксклюзивное интервью “Арменпресс” со старшим советником SpaceX Гарретом Рейсманом

6 июня сверхтяжелая ракета Starship американской компании SpaceX совершила исторический полет, успешно выйдя на орбиту Земли и вернувшись невредимой. В отличие от трех предыдущих попыток, когда Starship взрывался еще до выхода на орбиту, на этот раз запуск прошел практически без проблем.

Starship - крупнейшая ракета, когда-либо запущенная в космос, которая в перспективе сможет выводить на орбиту до 100 человек, а также более 100 тонн груза. Основатель и глава SpaceX Илон Маск считает запуск этой ракеты ключевым, особенно с точки зрения своей давней мечты - отправить людей на Марс и заселить его.

В мае, до запуска ракеты, в рамках фестиваля STARMUS "Арменпресс" имел возможность встретиться и поговорить о перспективах Starship с бывшим американским астронавтом, профессором Университета Южной Калифорнии и старшим консультантом компании SpaceX Гарреттом Рейсманом.

Кстати, Рейсман был одним из немногих деятелей, которые публично отказались от участия в Международной астрономической конференции (International Astronomical Conference) в Баку в 2023 году, призвав и других пересмотреть свои подходы. На своей странице в социальной сети Х астронавт особо отметил, что Азербайджан несет ответственность за агрессию против Армении и является одной из самых коррумпированных стран мира, где нарушаются права человека.

Об отказе от поездки в Азербайджан, перспективах космических путешествий, сотрудничестве НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) и SpaceX, а также космическом туризме – в представленном ниже интервью.

- Господин Рейсман, как бывший астронавт, можете сказать, по чему Вы больше всего тосковали во время пребывания в космосе?

- Я очень скучаю по полетам. Как будто вы действительно летаете, отталкиваясь от стены и перелетая на другую сторону, как настоящий супермен, обладающий сверхспособностями. Я мог летать и тоскую по этому чувству.

- Сколько дней Вы провели в космосе?

- Сто семь.

- Расскажете о самых запоминающихся моментах пребывания в космосе?

- На самом деле их много. Например, взлет и посадка, но, пожалуй, самое запоминающееся — прогулка в космосе.

Во время моего последнего выхода в открытый космос нам очень повезло, у нас было свободное время. Обычно так не бывает, просто мы свою работу сделали быстро и закончили раньше времени, и его еще оставалось немного. Кроме того, и мой партнер, и я знали, что, скорее всего, мы выходим в открытый космос в последний раз, поэтому нам хотелось в полной мере насладиться моментом.

Находясь снаружи, в какой-то момент мы находились в последней части Международной космической станции, я схватился за ручку, которая была за моей спиной, и повернулся лицом к Космосу. И я увидел, как Солнце выходит из-за края Земли. Когда мы вышли, была ночь, а затем Солнце начало восходить, и я имел удовольствие стать свидетелем орбитального восхода солнца в открытом космосе. Я до сих пор ясно вижу этот образ в своей памяти. Это было самое прекрасное.

- Я Вам завидую.

- Могу представить.

- Вам довелось работать как в американской государственной миссии Space Shuttle, так и в компании SpaceX. В чем, на ваш взгляд, самое главное и ключевое отличие между частным и государственным секторами в освоении космоса?

- Прежде всего, важно отметить, что это государственно-частное партнерство. SpaceX и почти все, что они делают, они делают в партнерстве с НАСА, они работают вместе. И я думаю, что обе стороны получают большую выгоду от такого сотрудничества. НАСА, на мой взгляд, немного вышло из своей зоны комфорта и более терпимо к риску, а SpaceX многому научилась в том, как обращаться со сложными системами и разрабатывать безошибочные программы. По сути, НАСА в каком-то плане помогает SpaceX развиваться в предложении безопасных разрешений сложных ситуаций, а SpaceX помогает НАСА двигаться вперед и преодолевать проблемы. Это беспроигрышный вариант для обеих сторон. Это партнерство, которое приносит пользу не одному или другому, а обоим.

Что касается различий... Внутренняя культура различается. Атмосфера внутри SpaceX больше похожа на стартапы Силиконовой долины, здесь мы очень быстро принимаем решения. Принятие тех же решений в НАСА требует гораздо больше времени. Например, если в SpaceX решение можно принять к полудню, то в NASA принятия того же решения можно ждать целый год. И дело вовсе не в том, что люди в НАСА ленивы или не такие умные. Нет, они очень хорошие. Проблема в том, что в НАСА за ошибку приходится платить очень высокую цену. SpaceX гораздо более гибок. Здесь решения принимаются гораздо быстрее. А если вы допустите ошибку, не проблема, вы быстро поменяете мысль и продолжите работу. Например, если вы сделали ракету в SpaceX и вдруг появилась новая идея: увеличить количество двигателей и превратить Falcon 8 в Falcon 9, вы просто скажете: «Эй, Джо, давай добавим новый двигатель, сделаем Falcon 9». В НАСА это было бы просто невозможно, вы бы сделали все, чтобы продолжить работу с Falcon 8 и не внести серьезных изменений. Конечно, я немного утрирую, приводя этот пример, но думаю, вы понимаете, что я имею в виду.

IMG_8657 (1).JPG (3.87 MB)

- Знаете, сегодня многие говорят, что не стоит тратить столько денег на космические исследования и программы, потому что здесь, на Земле, тоже много проблем и лучше сосредоточиться на их решении. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Не только сейчас так говорят. Подобные комментарии люди делают уже более 50 лет, с начала освоения космоса. И если бы мы действительно в процентном отношении тратили слишком много денег на освоение космоса, я бы с этим согласился. Например, если бы в США выделили НАСА 10% федерального бюджета, я бы сказал, что это слишком много, и мы упускаем из виду множество проблем, таких как изменение климата, проблемы безопасности, экологические проблемы, и т. д.

Но знаете ли вы, сколько средств из федерального бюджета США выделяется на космические вопросы? Меньше половины процента. Получается, что в НАСА уходит менее полпенни от всех налогов, выплачиваемых в США. То есть, если мы закроем все, чем занимается НАСА, например, лунную программу «Артемида», космический телескоп Джеймса Уэбба, Curiosity и другие марсоходы, программы исследования Земли, посредством которых НАСА отслеживает изменение климата, то обратно мы получим только полпенни. Если разделить эти деньги, никто даже не заметит. Никакого ощутимого изменения эта сумма в плане решения оставшихся проблем не даст.

Выделенная сумма составляет около $20 миллиардов. Конечно, на эти деньги можно сделать что-то еще, но это относительно небольшая сумма, которая вкладывается в наше будущее и с помощью которой мы можем решить сегодняшние самые большие проблемы, особенно проблему изменения климата, и, почему нет, также понять Вселенную. . Поэтому я считаю, что это очень логичная сумма денег.

- Сотрудничество государственных органов, частного сектора и международных организаций всегда было неотъемлемой частью программ космических исследований. Как может развиваться это сотрудничество в будущем?

- Вы правы, эти действия вовсе не новы. Многие этого не понимают. Государственные и частные компании всегда сотрудничали в космических исследованиях. У НАСА не было крупных заводов, которые могли бы построить ракету “Сатурн-5” для достижения Луны. Не было государственных служащих, которые могли бы это сделать. Этим занималась частная компания. Часть ракеты “Сатурн” была построена автомобилестроительной компанией Chrysler.

Частные компании всегда строили космические корабли для НАСА. На данный момент изменено следующее: вместо неравноправного партнерства, когда правительство диктовало частному сектору, как и что делать, теперь существует более равноправное партнерство, когда государственный сектор говорит частному: “Нам нужна ракета, которая сможет перенести четырех человек. Вам придется решить, как это сделать”. Другими словами, другой стороне контракта предоставляется большая свобода инноваций.

Еще одним большим отличием является право собственности на транспортные средства, а также интеллектуальная собственность. Сегодня SpaceX владеет космическим кораблем Dragon и ракетой Falcon 9, и когда НАСА хочет отправить астронавтов на Международную космическую станцию, они по сути покупают билет и платят за услугу. Та же SpaceХ может продавать частным лицам билеты на свои ракеты и космические корабли.

- Вы говорили о частных космических путешествиях. Наступит ли день, когда космические полеты станут таким же обычным явлением, как полеты на самолетах сегодня?

- Да. Одна из проблем, с которой мы сталкиваемся сегодня, заключается в том, что сейчас это слишком дорого. Конечно, сегодня теоретически можно купить билет, что было невозможно, когда я был ребенком. Однако эти билеты очень дорогие. Например, на 15-минутный суборбитальный полет, такой, как те, что предлагают Blue Origin и Virgin Galactic, цена билета будет варьироваться от $500 000 до $1 миллиона. С компанией SpaceX можно полететь на орбиту и пробыть там несколько дней, но это будет стоить уже десятки миллионов долларов. Очевидно, что не каждый может себе это позволить.

Однако у нас была такая же ситуация с самолетами. В первые годы появления самолетов ими могли пользоваться только миллионеры. Среднестатистический американец мог только мечтать об этом. А сегодня большинство людей могут позволить себе купить билет. И то же самое произойдет и с космическими полетами. Это вопрос времени.

- Что, по Вашему мнению, является самой большой проблемой, которую предстоит преодолеть человечеству, чтобы установить стабильное присутствие за пределами Земли, на Луне, Марсе или где-либо еще?

- Прежде всего, мы должны сохранить здоровой эту планету. Это самое главное. Если мы этого не сделаем, любой миссии, которую мы отправим на Марс в ближайшем будущем, будет некуда вернуться. Мы должны найти способ перестать убивать и сражаться друг с другом. Здесь много проблем, которые необходимо решить, и после урегулирования которых и бережного отношения к космическому кораблю “Земля” мы можем подумать о том, чтобы отправиться куда-нибудь еще.

Когда мы говорим о полетах на Луну или Марс, то самой большой проблемой для человека на самом деле является радиация (ред. - солнечное и галактическое излучение состоит из быстро движущихся элементарных частиц. Наиболее опасным является галактическое излучение, частицы которого движутся со скоростями, близкими к скорости света). Мы точно знаем, какое там излучение, сколько там ионов, сколько электрон-вольт энергии они имеют. Мы знаем, какую плотность, потоки имеет галактическое космическое излучение. Мы относительно знаем, как часто следует ожидать плохой радиации от солнца. Мы знаем, чего ожидать, но понятия не имеем, какой эффект все это может оказать на организм человека, ведь такому излучению еще никто не подвергался.

Нам чрезвычайно повезло, что у Земли есть магнитное поле, которое отталкивает от нас все это. Даже когда я был на Международной космической станции или в космическом корабле “ Спейс шаттл”, меня все равно защищало магнитное поле. Конечно, некоторое облучение я получил, но оно незначительное. Если вы отправитесь на Луну, защиты магнитного поля Земли больше не будет. Магнитное поле Земли пока покидали 24 человека (ред. - участники лунной миссии "Аполлон"), но и они провели там не слишком много времени. В рамках лунной миссии они провели там неделю или две, а этого недостаточно, чтобы понять, что может случиться с человеком. Мы планируем остаться там на месяц-два, или на полгода, или на год. Этого периода будет достаточно, чтобы понять влияние радиации на организм человека. Однако если мы отправимся на Марс, то сделать это постепенно не получится, потому что это будет путешествие, которое займет около 2,5 года, и понять последствия можно будет только после возвращения. Это самая большая проблема.

- Какие прорывные разработки в освоении космоса Вы ожидаете увидеть на своем веку?

- Прежде всего, увидеть, как космический корабль Starship полностью реализует свой потенциал. И это может произойти очень скоро. Мы знаем, что он может безопасно вывести нас на околоземную орбиту. Конечно, мы до сих пор не знаем, сможет ли он приземлиться успешно. Мы также не знаем, сможем ли мы использовать его снова. Мы также не знаем, сможем ли мы отправить космические корабли-танкеры, с топливом для дозаправки Starship в космосе. Если все это будет возможно, мы сможем послать на Луну большое количество людей, доставить их на Марс. Для этого у нас будет необходимый транспорт.

Starship в два раза мощнее любой ракеты, которую мы когда-либо запускали. Он может перевозить больше людей, чем когда-либо прежде. Если раньше их было максимум 8, то Starship, по словам Илона (ред. - основатель и глава SpaceX Илон Маск), может перевозить до 100 человек, я думаю около 50. Но даже 50 — это в шесть раз больше мирового рекорда. Если это удастся, мы решим большую часть проблемы. Конечно, я должен еще раз упомянуть, что мы до сих пор не знаем, останутся ли здоровыми люди, которые отправятся на Марс и вернутся. Это последняя часть проблемы, которую нам еще предстоит выяснить.

- Когда запланирован следующий полет Starship?

- Я думаю, этим летом. И надеюсь, что на этот раз нам удастся вернуть его обратно (ред. — успешный полет Starship состоялся 6 июня, интервью состоялось в мае).

- В прошлый раз Вам пришлось взорвать его в атмосфере...

- Когда он начал входить в слои атмосферы, он начал распадаться, совершал беспорядочные вращения, система управления не работала. Однако компания точно знает, в чем заключалась проблема.

Меня часто спрашивают, действительно ли эти полеты успешны. Они продолжают взрываться, так разве это не провал? Для меня это успех, потому что одна и та же проблема в компании никогда не повторяется дважды. С каждой новой попыткой они исправляют предыдущую проблему и не повторяют одну и ту же ошибку. Они продолжают двигаться вперед. Именно благодаря этому мы быстро достигаем успеха. Я оптимист.

- Что Вы считаете величайшим научным достижением XXI века?

- В той области, в которой я работаю, я считаю, что самым значительным научным достижением на сегодняшний день является космический телескоп Джеймса Уэбба и наука, которую он нам дает.-

А если посмотреть шире, то самое главное, имеющее большой потенциал с точки зрения технологических изменений, - это искусственный интеллект. Конечно, это не моя сфера, но мы все видим, насколько мощной она может быть.

Конечно, интернет и социальные сети. И когда я говорю о научных достижениях, все равно остается вопрос о том, как они применяются. Например, в случае с интернетом и социальными сетями они нанесли значительный вред нашему обществу. Следовательно, они не всегда используются наилучшим образом.

- Вы были одним из спикеров на фестивале STARMUS, организованном в Армении в 2022 году. Можете ли вы рассказать нам о своем опыте в Армении?

- Я был в Армении впервые. У меня есть друзья-армяне в США, но сюда я приехал впервые. Более того, я привез с собой одного из своих друзей-армян, который стал моим гидом. Я видел озеро Севан, Дилижан, город, являющийся горнолыжным курортом, название которого я не могу выговорить...

- Цахкадзор?

- Да, Цахкадзор. Конечно, я был также в Ереване, и мне все понравилось. Люди были такими дружелюбными и теплыми. Однако существовало также чувство беспокойства по поводу политической ситуации: ситуация с безопасностью не была стабильной. В ту ночь, когда мы уехали в США, они (ред. - азербайджанцы) начали атаку на границы. Это было очень грустно, потому что я вижу, что хорошего решения с политической точки зрения не существует. Исторически Россия была гарантом безопасности, но сейчас, учитывая ее действия на Украине, она не смогла ничего сделать.

В США я разговаривал с различными политическими деятелями, пытаясь оказать еще большую поддержку Армении. Через несколько месяцев после моего отъезда Нэнси Пелоси посетила Армению и провела ряд встреч с правительством. Я знаю, что есть интерес, людей это небезразлично. Кроме того, в США проживает большое количество армян.

Я получил от них много отзывов по поводу следующего инцидента. Вернувшись в США, я узнал, что в Баку будет организована крупнейшая международная конференция по космической проблематике – Международная астрономическая конференция. Я отказался туда ехать. После этого я получил множество комментариев от большого числа азербайджанцев и армян. Мой аккаунт в Твиттере просто взрывался.

Однако я чувствовал, что, проводя там конференцию, мы будем заниматься “отмыванием науки”, давая молчаливое согласие на это насилие. И я знаю, что это очень сложная история, которая насчитывает много лет, как и многие конфликты. Но все равно я всегда считаю, что любая неспровоцированная агрессия непростительна.

Интервью вела: Аракс Касян

Космический мусор и исходящие от него угрозы: канадский астронавт Крис Хэдфилд предлагает решения

STARMUS

Космический мусор и исходящие от него угрозы: канадский астронавт Крис Хэдфилд предлагает решения

Открывая тайны Вселенной: эксклюзивное интервью с американским физиком Брайаном Грином

STARMUS

Открывая тайны Вселенной: эксклюзивное интервью с американским физиком Брайаном Грином

В правительстве подвели итоги фестиваля науки и искусства “Стармус 6”

STARMUS

В правительстве подвели итоги фестиваля науки и искусства “Стармус 6”

Частная космонавтика в будущем станет значимей: эксклюзивное интервью с астронавтом Джорджем Нильдом

Интервью

Частная космонавтика в будущем станет значимей: эксклюзивное интервью с астронавтом Джорджем Нильдом

Эксклюзивное интервью «Арменпресс» с нобелевским лауреатом Кипом Торном

Интервью

Эксклюзивное интервью «Арменпресс» с нобелевским лауреатом Кипом Торном

Марс - наш самый близкий шанс иметь другую планету: эксклюзивное интервью с астронавтом Чарли Дьюком

Интервью

Марс - наш самый близкий шанс иметь другую планету: эксклюзивное интервью с астронавтом Чарли Дьюком

Эксклюзивное интервью бывшего командира Международной космической станции «Арменпресс»

STARMUS

Эксклюзивное интервью бывшего командира Международной космической станции «Арменпресс»

Проведенный в Армении STARMUS был лучшим за всю историю фестиваля: состоялась церемония закрытия STARMUS VI

STARMUS

Проведенный в Армении STARMUS был лучшим за всю историю фестиваля: состоялась церемония закрытия STARMUS VI

Джордж Нильд надеется, что стоимость билетов в космос в ближайшее десятилетие станет ниже

STARMUS

Джордж Нильд надеется, что стоимость билетов в космос в ближайшее десятилетие станет ниже

Астронавт «Аполлона-16» восхищен культурой и историей Армении

STARMUS

Астронавт «Аполлона-16» восхищен культурой и историей Армении

AREMNPRESS

Армения, Ереван, 0002, ул. Мартироса Сарьяна 22

+374 11 539818
contact@armenpress.am
fbtelegramyoutubexinstagramtiktokdzenspotify

Для полного или частичного воспроизведения любых материалов требуется письменное разрешение от информационного агентства "Арменпресс"

© 2024 ARMENPRESS

Создано: MATEMAT