Время в Ереване: 11:07:36,   2 Июль 2022

Арташес Гегамян: наращивать объем прямых иностранных инвестиций, а не государственный долг  

Арташес Гегамян: наращивать объем прямых иностранных инвестиций, а не 
государственный долг

 

На днях в Национальном Собрании Армении министр финансов РА Вардан Арамян вынес на обсуждение фракции Республиканской партии Армении вопрос о пересмотре и модернизации налогово-бюджетных правил. Думается, что состоявшееся обсуждение было очень своевременным и вот почему.

Так, в соответствии с данными Национальной статистической службы РА (далее НСС) «Социально-экономическое положение Республики Армения в январе-июле 2017 г.» государственный долг РА на 31.07.2017 г. составил 6 млрд. 201 млн. 626 тыс. долларов (стр.70), тем самым вплотную приблизившись к 60-и процентному рубежу соотношения госдолга к валовому внутреннему продукту (далее ВВП) РА, составив 59,1%. Для справки отметим, что по данным НСС «Социально-экономическое положение Республики Армения в январе-марте 2017 г.» ВВП 2016 года составил 5 трлн. 79 млрд. 864,6 млн. драмов (стр.11) или 10 млрд. 498,625 млн. долларов. Сложившееся положение дел в экономике РА, в частности, в сфере финансов свидетельствует о том, что в самое ближайшее время государственный долг Армении будет увеличиваться и далее (о правомочности такого утверждения будет сказано далее), тем самым нарушив требование Закона РА «О государственном долге» от 26 мая 2008 г., а именно пункты 6 и 7 статьи 5. Напомним, о чем они гласят. Итак, в пункте 6 говорится, что «Государственный долг на 31 декабря данного года не должен превышать 60 % валового внутреннего продукта РА предыдущего года», а в пункте 7 сказано, что «Если госу­дарст­вен­ный долг на 31 декабря данного года превышает 50% валового внутреннего про­дук­та РА предыдущего года, то дефицит государственного бюджета после­ду­ющего года не должен превышать 3% от среднего показателя валового внут­рен­него продукта за последние три года». Таким образом, все разноцветные графики и таблицы с продвинутым дизайном, представленные в материалах министра финансов РА, ссылки на высокую компетентность сотрудников Международного валютного фонда, которые подготовили самые подробные рекомендации о необ­хо­димости пересмотра и модернизации налогово-бюджетных правил, по сути на­це­лены лишь на снятие вышеотмеченных ограничений, содержащихся в Законе РА «О Государственном долге». Более того, приводимые в справке «Пересмотр и модернизация налогово-бюджетных правил» (далее Справка), представленной министром финансов, недостатки действующего Закона РА о госдолге, как-то: «1) они строгие и налогово-бюджетной политике не придают достаточной гибкости и более большой роли в стабилизации экономики; 2) содержат элементы процик­лич­ности и при превышении порогов долга не позволяют реагировать на эко­но­мические шоки; 3) не содержат оптимальную структуру расходов и наличие эле­ментов, обеспечивающих приоритетность капитальных расходов, создающих эко­но­мический рост; 4) не предусматривают исключений (кризисы, катастрофы, война...)», – совершенно не убедительны.

Чтобы объективно оценить адекватность реагирования финансовых властей на состояние дел в экономике страны посредством «модернизации налогово-бюд­жетных правил», проведем небольшой анализ состояния внешнеэкономической деятельности Правительства РА, которое находит свое отражение в официальных сборниках НСС. Так, согласно данным НСС «Социально-экономическое поло­жение Республики Армения в январе-июле 2017 г.», дефицит торгового баланса в январе-июле 2017 г. составил (минус) -976,6 млн. долларов (стр. 84). При этом отметим, что аналогичный показатель за тот же период 2016 г. составлял (минус) -708 млн. 301,5 тыс.дол. (стр. 84), то есть рост дефицита торгового баланса составил 268 млн. 232 тыс.дол.. Отметим, что государственный долг РА в январе-июле т.г. возрос на 92,7 млн. дол. (стр.70). Отметим также, что, если чистые потоки иностранных инвестиций в январе-июне 2016 г. (разница поступлений и погашений иностранных инвестиций в отчетном году) составили (минус) -15 млрд. 40,9 млн драмов или (минус) -31,29 млн.дол., то в январе-июне т.г. чистые потоки инвестиций составили (минус) -24 млрд. 813,9 млн. драмов, или (минус) -51 млн. 21 тыс.дол.. Таким образом, отрицательная величина чистых потоков иностранных инвестиций в первом полугодии т.г. в сравнении с тем же периодом прошлого года возросла на 19,92 млн.дол.. Следует также отметить, что, если в январе-июне 2016 года прямые иностранные инвестиции составили 18 млрд. 456.млн. драмов, или 38,16 млн. дол., то за тот же период т.г. они соответственно составили 17 млрд.267,7 млн.драмов, или 35,63 млн.долларов (стр.92). Сравнительный анализ показателей внешнеэкономической деятельности за 2016 и 2017 годы показывает, что в случае сохранения имеющихся тенденций, а именно: опережающих темпов роста импорта (128,5%) в сравнении с темпами роста экспорта (121,6%), а также сокращения объема прямых иностранных инвестиций (на 2,45 млн.дол.), будет оказана дополнительная нагрузка на платежный баланс РА, что неизбежно приведет к необходимости сделать новые заимствования, что, в свою очередь, скажется на дальнейшем росте государственного долга.

На этом фоне, казалось, что задачей первостепенной важности для финансово-экономического блока Правительства РА должен был стать пересмотр и модернизация экономической деятельности с целью широкого привлечения прямых иностранных инвестиций (повторюсь, по итогам первого полугодия 2017 г. они составили всего лишь 35,63 млн.дол.), а также обеспечение опережающего темпа роста экспорта, причем существенного, в сравнении с темпами роста импорта, так как в абсолютном выражении объем импорта в 1,8 раза превышал объем экспорта (данные за январь-июль 2017 г.). Признаемся, что только принятие соответствующих мер в указанном направлении, да еще в условиях неизбежного наращивания государственного долга (как минимум в ближайшие полгода), будет возможно с большой степенью вероятности сохранить нынешний обменный курс нашей национальной валюты – драма к доллару. Оговоримся, что это будет возможно, если сохранится имеющаяся в текущем году динамика денежных переводов из-за рубежа через банковскую систему физическим лицам Армении. В случае же обесценивания армянской национальной денежной единицы, государственный долг РА станет неподъемной величиной для нашей экономики. Об этом не следует забывать.

Касаясь внешнеэкономической деятельности, в частности, вопросов внеш­ней торговли, хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство. К при­меру, в первом полугодии т.г. темп роста экспорта в сравнении с тем же периодом 2016 г. составил 20,9%. В этот период 2016 г. экспорт составил – 821 млн.613,6тыс. дол. За соответствующий период 2017 г. – 993 млн 882,6 тыс.дол., или в абсолютном выражении – 172 млн.269 тыс. дол., причем 46,2% роста экспорта было достигнуто за счет роста на 79,3 млн.дол. минеральных ресурсов, сырья: мед­ного, молибденового, цинкового рудного концентратов, рудного концентрата драгоценных металлов.

Таким образом, положительно оценивая рост экспорта, следует иметь в виду, что он в существенной степени обеспечивается за счет весьма неэффективной эксплуатации природных ресурсов Армении. Отметим, что в числе главных импор­теров минеральных ресурсов РА являются Китай, Болгария, Румыния, Грузия, Бельгия, Япония, Швейцария. Эта статистика приведена с тем, что членст­во Армении в Евразийском экономическом союзе вовсе не является преградой для отдельных стран ЕС вести для себя очень и очень выгодную внешнюю торговлю с РА, покупая товары с очень низкой добавленной стоимостью. Но это – тема другого анализа.

Хотелось остановиться и на других вопросах, которые, на первый взгляд, не связаны с темой настоящей статьи. Но это лишь на первый взгляд. Так, 26 августа т.г. в интервью журналисту «Радио Азатутюн» (Радио «Свобода») Саргису Арут­юняну посол США в Армении Ричард Миллс сделал весьма интересные заяв­ле­ния. В частности, он отметил, что США всегда были против того, чтобы сотруд­ничество США и Армении развивалось в ущерб отношениям РА с другими стра­нами, вместе с тем при этом заявил: «Но в то же время будем искренними – наша цель состоит в том, чтобы Армения имела возможность принимать исключи­тельно самостоятельные, суверенные решения, вне зависимости от того, какую политическую либо экономическую модель выбирает Ереван. Мы хотим предос­тавить соответствующий инструментарий для принятия суверенных решений». Читая интервью посла, невольно хотелось воскликнуть: «Где же Вы были господин посол, когда вновь приобретшую независимость Республику Армения, начиная с 1991 года, лишили права принимать суверенные решения в области экономики, навязав нам «Вашингтонский консенсус»». Из 10 принципов или так называемых рекомендаций «Вашингтонского консенсуса» международные фи­нан­совые организации (Международный валютный фонд, Всемирный банк) ос­нов­ной упор делали на реализации трех принципов – «Приватизации», «Дере­гули­ровании экономики» и «Либерализации внешней торговли» (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин). Словом, упор делался на реализации тех рекомендаций, которые были четко направлены на усиление роли рыночных сил и снижение роли государственного сектора. В итоге, на фоне систематически озвучиваемых хвалебных речитативов со стороны представителей международных финансовых организаций в адрес  сменяющих друг друга правительств Армении, в 1991-м начале 2000-х годов под видом приватизации за бесценок были проданы как металлолом уникальные станки и оборудование некогда процветающего промышленного комплекса Армении, а здания промышленных предприятий в большинстве своем были разобраны под строительные материалы или вовсе разрушены. Примечательно, что даже в этих условиях представители международных финансовых организаций высоко оценивали, «ратный» подвиг правительств «реформаторов». Либерализация же внешней торговли привела к засилью товаров из-за рубежа и их реализации на внутреннем рынке Армении по демпинговым ценам, что обанкротило большинство чудом уцелевших предприятий республики, производящих товары той же номенклатуры. Претворение в жизнь рекомендации «Вашингтонского консенсуса» о «Дерегулировании экономики» привело к тому, что государство самоустранилось от регулирования экономики и по сути стало выступать в роли «ночного сторожа». Такая самоустраненность государства неизбежно привела к нарушению социальной гармонии, значительному росту уровня бедности, который продолжает оставаться высоким и к концу 2015 года составил 29,8%. Все еще остается высоким и уровень безработицы, который к концу 2016 года составил 18,0% (сборник НСС «Продовольственное обеспечение и бедность, 2017 г. январь-июнь» стр.14). К сожалению, исполнительные власти РА пока еще не освободились в своей работе от реализации рекомендаций, содержащихся в «Вашингтонском консенсусе», даже после сенсационного заявления президента и исполнительного директора МВФ Доминик Стросс-Кана, который 3 апреля 2011 года на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне заявил, что основополагающие принципы западной экономики, заложенные в «Вашингтонском консенсусе», оказались нежизнеспособны, ошибочны и даже вредны. Глава МВФ уже тогда понял, что «Финансовый сектор нуждается в серьезном хирургическом вмешатешльстве... В конструировании новой макроэкономической системы для нового мира маятник качнется, по крайней мере, немного, от рынка к государству и от сравнительно простых вещей к вещам более сложным». Увы, эти откровения дорого обошлись Доминику Стросс-Кану, который 19 мая 2011 года подал в отставку с поста главы Международного валютного фонда, за два месяца до окончания срока его полномочий главы МВФ. Существует версия, которая, на мой взгляд, правдоподобна, а именно: отставка и дальнейшее судебное преследование бывшего главы МВФ за сексуальные скандалы явились результатом столкновений внутри мировой финансово-политической элиты между сторонниками сохранения доллара в качестве мировой резервной валюты и ее противниками. Примечательно, что Президент США Дональд Трамп также является сторонником кардинальных изменений мировой финансовой системы. Так, 23 февраля 2016 года еще до начала президентской кампании, он официально призвал к комплексному аудиту Федеральной Резервной Системы США, так как ФРС, по его мнению, раздул «пузырь» до критического уровня, что угрожает экономике США самым настоящим коллапсом. В подтверждение сказанному отметим, что на днях государственный долг США перешагнул отметку 20 трлн. долларов. Более подробно эта тема была разобрана в статье «Арташес Гегамян: Стратегический союз России и Армении – на века», опубликованной 10 августа 2017 г. Государственным информационным агентством «Арменпресс».

В свете вышеизложенного невольно приходишь к выводу, что информационная война, развязанная против Президента США Дональда Трампа, и в этом не приходится сомневаться, во многом обусловлена его видением будущего мировой финансовой системы без монопольно доминирующей роли доллара в качестве главной мировой резервной валюты. Не хотелось бы в этом вопросе скатиться в этакого популяризатора «теории заговора» или других конспирологических учений, однако, замечу, что 4 июня 1963 года Президент США Джон Ф.Кеннеди подписал Указ № 11110, который восстанавливал конституционное право правительства США на выпуск денег, уполномочив тем самым Министерство финансов США обуздать ФРС. Вскоре после этого, 23 ноября 1963 года Джон Ф.Кеннеди был убит. Отметим также, что брат Президента США Роберт Кеннеди был убит через 5 лет в тот же день, когда Джон Кеннеди подписал Указ № 11110. Отдельные аналитики склонны считать, что убийство Роберта Кеннеди было чем-то типа ритуального убийства, целью которого было показать, что на монополию ФРС покушаться смертельно опасно...

Я столь подробно остановился на некоторых аспектах деятельности МВФ лишь с тем, чтобы призвать финансово-экономический блок Правительства РА более критично относитья к рекомендациям МВФ, к их ласкающим слух оценкам и, наконец, как призывает посол США Ричард Миллс, принимать исключительно самостоятельные, суверенные решения. Ведь пример для принятия самостоятельных, суверенных решений, недавно показало министерство обороны РА, делегация которой не поехала на учения НАТО “Agile Spirit 2017” в Грузию. На этот счет министр обороны РА 13 сентября т.г. с трибуны Национального Собрания дал исчерпывающий ответ: «Каждый год мы принимаем участие в сотнях мероприятий и пропускаем тысяча других. Конкретно по этим учениям НАТО армянская сторона изначально не имела решения об участии и еще в марте официально известила партнеров об отказе на основании несоответствия проблемам нашей повестки. До этого мы были единственной страной региона, участвовавшей в еще одних учениях НАТО на территории Грузии: тогда перед нами стояли конкретные задачи, требующие решения». Думается, что уважаемый посол США Ричард Миллс с удовлетворением и пониманием воспринял самостоятельное, суверенное решение минобороны. Со своей стороны выражаю свое полное удовлетворение оценкой, прозвучавшей в «Радио Азатутюн» в интервью посла: «Мы имеем хороший пример в плане способности Армении сбалансировать свои интересы и работать с США. Речь, в частности, идет об участии армянского контингента в недавних учениях «Достойный партнер» под эгидой НАТО в Грузии. Армения должна гордиться тем, что будучи единственным членом ОДКБ, внесла свой вклад в проведение этих учений, обеспечив медицинскую службу на учениях».

Возвращаясь к главной теме настоящей статьи, касающейся необходимости пересмотра и модернизации налогово-бюджетных правил, невольно напра­ши­ва­ется вывод о том, что задача финансово-экономического блока Правительства – в создании условий для наращивания прямых иностранных инвестиций, а не в зако­но­дательном закреплении возможностей увеличения порога государственного долга.

 

P. S. У читателя может сложиться ложное мнение, что автор статьи является противником внешних заимствований государством в принципе. Нет, это далеко не так. Тональность статьи обусловлена тем, что, к примеру, если на 30 декабря 2008 г. Государственный внешний долг РА составлял 1 млрд. 577,106 млн. долларов (сборник НСС «Социально-экономическое положение Республики Армения в январе 2009 г.» стр.54), а ВВП составлял 3 трлн. 650 млрд. 49,8 млн драмов, или 11 млрд. 929,4 млн. долларов (сборник НСС «Социально-экономическое положение Республики Армения в январе-декабре 2008 года», стр.9), то в последующие годы статистика изменилась в худшую сторону. Так, на 31.12.2016 года государственнй долг РА составил 5 млрд. 934,776 млн. дол. (сборник НСС «Социально-экономическое положение Республики Армения в январе-декабре 2016 года», стр.101), а показатель ВВП, как было отмечено в начале статьи, составил 10 млрд. 498,625 млн. долларов. Таким образом, за 8 прошедших лет госдолг РА увеличился в 3,76 раза, а ВВП 2016 г. в долларовом исчислении составил 88% от урвоня 2008 года. В этих условиях говорить об эффективности внешних заимствований со стороны сменяющих друг друга правительств РА – нонсенс.

 

АРТАШЕС ГЕГАМЯН,

депутат Национального Собрания РА от Республиканской партии,                                

руководитель делегации НС РА в Межпарламентской Ассамблее Православия,

Сопредседатель Межпарламентской комиссии по сотрудничеству Федерального Собрания Российской Федерации и Национального Собрания Республики Армения,

председатель партии «Национальное Единение»

www.amiab.am

 


Подпишитесь на наш канал в Телеграм






youtube

Все новости    


Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]