Время в Ереване: 11:07:36,   23 Июнь

О связи между «глубинным государством» и организацией «Эргенекон» в Турции


 Начиная с первых арестов в организации «Эргенекон» в 2007 г., как в общественном мнении страны, так и в западной печати, активно стал обсуждаться и муссироваться вопрос существующего в Турции так называемого «глубинного государства. Большая часть аналитиков склонна видеть именно в «Эргенеконе» структуру, именуемую «глубинным государством», другая часть считает, что если эту организацию и нельзя полностью отождествлять с «глубинным государством», то, тем не менее, с уничтожением этой структуры последнему нанесен тяжелый урон.

Еще одна группа аналитиков, объединяя «Эргенекон», «Мурч» и «Саунаи мафия» и другие раскрытые тайные организации, выдвигает мнение, что правящая партия «Справедливости и развития» ведет последовательную борьбу за освобождение от структур «глубинного государства» как «наследия прошлого» и традиций.

Многие из турецких ученых и журналистов придерживаются мнения, что на самом деле такого понятия как «глубинное государство» не существует и это удобный повод, чтобы приписывать на счет последнего все совершаемые несправедливости и еще не проясненные события. Еще одна группа ученых предпочитает вместо понятия «глубинное государство» использовать выражение «глубинные связи».

Что же представляет собой понятие «глубинное государство» и действительно ли это четко сформировавшаяся структура со всеми характерными подразделениями, или речь идет о сферах и группах влияния, которые объединяет какая-то общая идея? Формулировка «глубинное государство» в политической мысли Турции и различные спекуляции на эту тему берут начало с 1970-х годов. Из политических деятелей Турции первым открыто о существующем в Турции «глубинном государстве» заговорил Бюлент Эджевит, занимавший в 1970-х и 1990-х годах пост премьер-министра страны. 8-ой по счету президент Турции улейман Демирель четче сформулировал это понятие, заявив, что «глубинное государство это военные».

В 1990-х годах турецкие политологи и историки приступают к научному изучению феномена «глубинное государство», его генезиса и возможной роли в самых громких и судьбоносных событиях.

В настоящее время большая часть ученых склоняется к мнению, что хотя глубинные группы заговорщиков существовали в Византии и Османской империи, в Турции формирование «глубинного государства», как такового, связано с правлением младотурков (1908-1918 гг). В составе партии «Союз и прогресс» действовала «Группировка фидаинов», которая отличилась убийствами политических противников. На ее основе в 1913-1914 гг. была создана «Особая организация (Teşkilat-ı Mahsusa). Известно, что кроме депортации и истребления караванов беженцев во время Геноцида армян 1915 г., «Особая организация» сыграла значительную роль в организации националистического движения в Турции в 1919-1922 гг.

Эта историческая (младотурецкая) традиция «глубинного государства» получила дальнейшее развитие в республиканской Турции, трансформируясь по примеру разных полусекретных структур в западных государствах, в первую очередь, в США, из которых в условиях Турции наиболее влиятельным стало созданное в 1950-х годах «Специальное военное управление». Последнее, по мнению ряда политологов, в годы «холодной войны» стало одним из важных звеньев «глубинного государства». Однако, как при младотурках по примеру тандема Назим-Бехаэддин Шакир, так и сегодня в Турции, говоря о глубинном государстве, имеют в виду не четко сформированную структуру, имеющую свои подразделения и механизмы контроля, но те группы влияния, которые, будучи озабоченными целостностью государства и путями его развития, объединяются вокруг той же идеи младотурков – «как можно спасти это государство».

Эти группы влияния состоят из крупных промышленников, военной элиты, массонских структур, бюрократии среднего и высшего звена. В периоды кризисов интересы этих влаятельных групп и группировок совпадают, именно они разрабытывают и осуществляют единую программу выхода из кризиса и дальнейшего развития страны. Так, военному перевороту 12 сентября 1980 г. предшествовало тайное собрание в Конии в 1979 г., в котором участвовали генералитет и крупные предприниматели, промышленники, а также Оздемир Сабанджи, в дальнейшем убитый одной из экстремистских ультралевых организаций. На этом собрании была одобрена идея военного переворота для вывода страны из кризиса, причем с этим требованием выступила бизнес-элита страны.

С учетом вышесказанного, в случае с «Эргенеконом» речь может идти о глубинном государстве и используемых этой организацией силах, которые являются механизмом реализации принятых ею решений. Используемые глубинным государством силы в разных периодах изменялись и отличаются широким спектром – от крайне националистических до исламистских объединений (тарикатов). В 1960-1970-х годах в этой роли, в основном, выступали националистические силы в лице партии «Националистическое движение», организации «Серые волки», считающейся молодежным крылом этой партии, а на самом деле являющейся отдельной структурой. В 1980-х годах для решения ряда политических вопросов, в частности, в борьбе с ASALA использовались «крестные отцы» организованной преступности (мафии) правого толка. До «мягкого» или «белого» переворота 28 февраля 1997 г. была создана «атмосфера общественного протеста», основная роль в которой была отведена кампаниям с идеологией Ататюрка. В этой цепи в 1990-х годах в борьбе с курдским сепаратизмом и Курдской рабочей партией (PKK) в юго-восточной Анатолии были использованы лица, являющиеся руководителеями или членами организации «Эргенекон», такие как генерал Вели Кючук.

Знаменательно, что в политической и общественной жизни Турции существуют «табу», о которых большинство знает, но предпочитает не говорить и не обсуждать. К числу подобных «табу» относится и вопрос сил или лиц, используемых глубинным государством. Они пользуются атмосферой вседозволенности, неприкосновенны до того времени, пока не пытаются выйти из-под контроля и затеять свою игру или становятся опасными из-за изменения ситуации. В новейший период турецкой историографии и литературы символом этой ситауции стал идин из фидаинов партии «Союз и прогресс» Ягуп Джемиль, который во время младотуркского переворота 1913 г. лично убил военного министра Назим-пашу и остался безнаказанным. Однако, когда он в 1916 г., переоценив свои силы, стал готовить государственный переворот, то был немедленно арестован и, несмотря на распоряжение Энвера, – казнен. Его судьбу разделил и один из активных участников переворота 27 мая 1960 г. – полковник Талеат Айдемир, который после переворота совершил еще две неудачные попытки организовать очередной переворот. После первого он был амнистирован и даже назначен командиром танкового училища, но после второй попытки переворота в 1963 г. в результате ускоренного судебного процесса был повешен.

Эти примеры подтверждают, что судебные процессы по важным и опасным с точки зрения турецкого государства делам бывают краткими, чтобы в ходе следствия не была выявлена связь с глубинным государством, в условиях «Эргенекона» эта связь была разорвана одним убийством.

Во время судебных процессов в Турции, связанных с «Эргенеконом» и в последний период с подобными, но более мелкими секретными организациями, стали очевидны проблемы, имеющие прецеденты в прошлом и существующие между глубинным государством и используемыми им силами.

В истории Республиканской Турции зарегистрированы случаи, когда используемые глубинным государством организации и силы со временем укреплялись и выходили из под контроля, пытаясь проводить свою линию, как это произошло в случае с Якупом Джемилем и Талеатом Айдемиром.

В случае с «Эргенеконом» подобным лицом стал один из руководителей этой организации – генерал Вели Кючук. Последний счел удобным моментом, чтобы выйти из под контроля, не время убийства Гранта Динка или подготовки антиправительственных акций, а заявление Кючука о том, что принятую Ататюрком Национальную Хартию (речь идет о принятом в 1920 г. документе о турецких границах) он не признает, и Азербайджан, к примеру, для него также является турецкой территорией.

Проводя параллели с другими неприкосновенными и безнаказанными силами, используемыми глубинным государством, можно отметить,что осуществленные в 1990-х годах в курдонаселенных районах юго-восточной Анатолии специальными отрядами жандармерии (JITEM) убийства и насилие были скрыты и остались безнаказанными до тех пор, пока политическая ситуация в стране не изменилась, а самое главное – эти силы, видя свою безнаказанность, начали претендовать также на определенные политические роли.

Избавление от используемых или использованных глубинным государством, а в дальнейшем вышедших из под контроля или слишком усилившихся и претендующих на другую роль сил, вовсе не означает ослабления глубинного государства. С этой точки зрения символичны слова одного из «крестных отцов» мафии, использованного в борьбе с ASALA и в настоящее время осужденного Алахеддина Чакеджа: «Государство нас использовало и выбросило на свалку».

Коснемся также лица, являющегося или считающегося звеном, связывающим глубинное государство с используемыми им силами, имя которого в равной степени упоминалось как в связи с организацией «Эргенекон», организаторами убийства Гранта Динка, так и во время судебных процессов, связанных с фигурой майора Музаффера Текина, имеющего отношение к нападению на Госсовет 17 мая 2006 г.

Речь идет о председателе партии «Большое единство» (Buyuk Birlik Partisi – BBP) Мухсине Язычиоглу. Эта партия была создана на основе объединенной турецко-исламской экстремистской идеологии, членом которой являлся убийца Гранта Динка Ясин Хайял, Музаффер Текин и ряд лиц, проходящих в настоящее время по разным делам. И все нити сводились на одном человеке – Мухсине Язычиоглу, который был известен как представитель глубинного государства или, по крайней мере, имеющимй глубинные связи.

После переворота 12 сентября 1980 г. последний без судебного приговора провел в тюрьме 7,5 лет и с этого времени есть данные о том, что Язычиоглу используется очень влиятельными секретными силами. Впервые его имя появилось на страницах печати в 1979 г. в связи с погромами, организованными националистами в квартале Бихчиевлер в Стамбуле и г.Каграманмараш.

Когда во время судебных процессов в связи с организацией «Эргенекон», убийством Гранта Динка и других упомянутых процессов стало активно муссироваться имя Мухсина Язычиоглу и были выявлены ведущие к нему нити, последний неожиданно погиб в результате катастрофы вертолета 25 марта 2009 г. Причем, его смерть вызвала немало вопросов, поскольку в ходе расследования выяснилось, что Язычиоглу после падения самолета остался жив, только сломал ногу и что местные власти, в частности, губернатор Каграманмараша, имел точные сведения о нем и о примерном месте авиакатастрофы. Однако обломки самолета, как и трупы Язычиоглу и его шести товарищей, которые скончались от холода, были найдены крестьянами только спустя 48 часов в 115 км от места поисков и спасательных работ, организованных властями..

Созданная для выяснения обстоятельств дела подозрительной гибели Мухсина Язычиоглу спецкомиссия Большого национального собрания Турции до сих пор никаких результатов не добилась. По мнению некоторых турецких аналитиков, со смертью Язычиоглу оборвалось звено цепи, ведущей от «Эргенекона» к глубинному государству.

Арсен Авакян, доктор исторических наук, член Совета ассоциации политических наук Армении. Специально для «Арменпресс».

 

Арсен Авакян

доктор исторических наук,

член Совета ассоциации политических наук Армении.

Специально для «Арменпресс».




Последние новости

Все новости    






Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]
Яндекс.Метрика
Страница конфигурации