Время в Ереване: 11:07:36,   26 Май 2022

Нам еще предстоит понять потенциал диаспоры: вторая часть интервью президента Армении изданию Asia Times

Нам еще предстоит понять потенциал диаспоры: вторая часть интервью президента 
Армении изданию Asia Times

Опубликована вторая часть эксклюзивного интервью президента Республики Армения Армена Саркисяна изданию Asia Times. С первой частью можете ознакомиться по ссылке.

Ниже представляем неофициальный перевод второй части интервью:

Куруш  Зибари: Вернемся к напряженности между Арменией и Азербайджаном. Согласны ли Вы с интерпретацией, согласно которой в происходящем между Арменией и Азербайджаном конфликте есть религиозный элемент? Подобно тому, как Армения жалуется на осквернение Азербайджаном церквей в Республике Арцах, президент Азербайджана также жаловался на то, что Армения разрушила не менее «70 мечетей» на спорных территориях.

Описывая происходящее в Сирии и Афганистане или выдвигая идею о том, что Турция импортировала наемников из Сирии для борьбы на стороне Азербайджан, вы несколько раз использовали термин «исламский терроризм». Вас не беспокоит, что эти формулировки и риторика могут усилить раскол между Арменией и мусульманским миром и оттолкнуть небольшую мусульманскую общину Армении?

Президент Саркисян: Думаю, что, прежде всего, использование армянскими официальными лицами термина «исламистский террорист» во многих случаях просто отражает действительность. Террористы - это террористы, будь то исповедующие ту или иную религию; но эти пришли из сирийской войны, и Турция привезла их из Сирии. И это больше связано с их мотивацией, а не с подходом Армении. Это люди, движимые религией, или они участвуют в религиозной войне, потому что им платят, потому что они наемники.

Я совершенно не согласен с тем, что эта война или конфликт в Нагорном Карабахе когда-либо имели религиозный аспект. Во-первых, там всего несколько мечетей и очень много армянских церквей. В свое время я лично поддержал полную реконструкцию мечети в Шуши, и это дело завершили двое армян и один мусульманин.

Мечеть была полностью отремонтирована. Я побывал там; у них были специалисты, архитекторы и религиозные деятели, которые советовали, что делать. Это красивая мечеть. И если азербайджанцы восстановят хоть одну церковь, пришлите мне, пожалуйста, фото.

Это не религиозная война. Было разрушено семьдесят мечетей? Не знаю - я слышу от Вас об этом. Здесь нужно быть очень конкретными. В случае армянских церквей все очень конкретно: они там, где они есть, и они там, где были сотни или тысячи лет.

И мы точно знаем, какая из них уничтожена. К сожалению, мы стали профессионалами в фиксации разрушений армянских церквей, наследия и культуры, прежде всего в Османской империи, в Турции. Сотни старых церквей были преобразованы в мечети, и есть много исторических свидетельств этого.

И если Вы хотите сравнить отношения, были ли случаи, чтобы армяне сказали или пожаловались на то, что на территории Ирана разрушены армянские церкви? Вы слышали об этом? Нет? Я тоже не слышал. Факт в том, что на протяжении истории в Иране менялись режимы, но при всех режимах армянские общины в Иране в основном процветали, и фактически Исламская Республика Иран тратила деньги на ремонт армянских церквей.

И у меня есть примеры этого. Что ж, я был в Тегеране несколько раз, прежде чем стать президентом.

В центре Тегерана есть огромная территория под названием Арарат-клуб. Когда едешь туда, как будто попадаешь в Армению. Все: баскетбольное поле, футбол, армянские девочки и мальчики вместе. Руководство Исламской Республики проявляет огромную терпимость к армянской культуре. В Иране повсюду много армянских церквей. Я говорю не только об Исфахане и Раште.

Почему мы не жалуемся на Иран, разрушающий армянскую культуру? Потому что это не так. Факт в том, что Иран, будучи исламской республикой, поддерживает и сохраняет, в то время как Турция не является исламской республикой, даже Азербайджан не объявлял, что являются исламской республикой.

Но Исламская Республика Иран терпимо относится к нашей культуре, нашей религии, нашим убеждениям. Если кто-то говорит о разрушении, он должен посмотреть на пример Ирана. Эта война не была религиозной и не могла быть религиозной. У Армении фантастические отношения со многими странами, которые являются исламскими государствами или где большинство населения исповедует ислам.

Куруш Зибари: Я просто хочу немного отвлечься от темы и уточнить. Вы сказали, что кризис в Сирии и терроризм, который процветал там, были вызваны религией. Можно ли аналогичным образом сказать, что, например, у нас есть еврейский терроризм, имея в виду то, что Государство Израиль обрушивает на палестинцев? Можем ли мы когда-нибудь использовать термин «христианский терроризм» для обозначения Ку-клукс-клана? Мы никогда не использовали такие формулировки.

Президент Саркисян: Ну, я думаю, Вы действительно отвлеклись от темы. У меня есть термин, говорящий о том, что этот мир стал квантовым, когда ты перепрыгиваешь с одного на другое, потеряв логическую нить. Но Вы подняли полностью квантовый вопрос, на который, вероятно, потребуется пара часов, чтобы ответить. Позвольте мне не отвечать на этот вопрос.

То, что я сказал в случае Сирии - даже Иран признал, что в Сирии есть много группировок, которые не я, а другие называли исламскими террористами. Что сделала Турция? Она привела наемников, людей, которые убивают за деньги. Такие люди могут быть христианами, мусульманами, буддистами или любой другой религии. Это не имеет значения, потому что все, что они делают, неправильно. Убивать людей за то, что они другие, убивать людей за деньги, неприемлемо ни в христианстве, ни в исламе.

Я читал Коран несколько раз и не нашел ничего, что говорило бы о том, что нужно за деньги убивать тех, кто отличается. Я такого не видел. Может быть, Вы видели; Вы можете показать это мне, если знаете?

Куруш Зибари: Вы правы.

Президент Саркисян: Поэтому для меня очень важно уважать религию и культуру других людей.

Куруш Зибари: И снова о внешней политике; Насколько я понимаю, Вы знакомы с президентом Соединенных Штатов Джо Байденом довольно давно и что президент США в апреле этого года признал Геноцид армян 1915 года в отличие от позиции многих бывших президентов США, которые обошли это признание.

Ожидаете ли Вы, что двусторонние отношения с Вашингтоном выйдут на новый уровень? Стоит ли остерегаться новых событий в отношениях между Ереваном и Вашингтоном?

Президент Саркисян: Я считаю, что признание Геноцида армян очень важно для моего народа и международного сообщества. Мне не нужно объяснять почему. Для них важно осознать, что что-то случилось не так, что что-то случилось с дедушками и бабушками тех людей, которые теперь являются гражданами Франции, России, Соединенных Штатов Америки, Аргентины, Ливана и т.д.

Если ты не признаешь геноцид, то геноцид продолжится. Как можно сказать, что в Руанде не было геноцида? Сначала ты говоришь, что геноцид был, а затем после этого начинаешь думать, как можно просто смириться с этим или изменить последствия этого.

Я очень рад слышать, что Руанда сейчас очень активное и очень успешное государство. Они современные, они инвестировали в ИТ, и это прекрасно, потому что они тоже прошли через ад. То же произошло и с армянами.

Геноцид армян признали многие страны мира. Соединенные Штаты и президент Соединенных Штатов, признав геноцид, делают важный шаг. Но разве это историческая справедливость?

Думаю, основная тема нашей сегодняшней дискуссии - об исторической справедливости. Это эмоциональная тема. Это важно для армян в Америке, для армян всего мира, но я думаю, что это важно и для американцев. Они признают что-то неправильное. Признавая что-то неправильное, ты, по крайней мере, пытаешься предотвратить следующее неправильное событие.

Что касается отношений между США и Арменией, будь то дипломатические, политические и другие, нужно смотреть не только в историческом аспекте, но и в своего рода современном прагматическом аспекте - в realpolitik. А в realpolitik есть процесс переформирования Кавказа, и, возможно, будет процесс переформирования Центральной Азии.

Сегодняшний Каспийский регион уже не тот, что был 30 или 25 лет назад. Для Армении тогда был шанс по-иному изменить Кавказ.

Теперь у нас сложилась ситуация, когда Азербайджан побеждает. Смогут ли они превратить свою победу в стабильный мир? Когда ты побеждаешь, у тебя есть преимущество, то можешь идти на компромиссы, потому что у тебя есть победа. Но тогда ты должен быть достаточно мудрым, чтобы понять, что, идя на компромиссы, когда ты побеждаешь, то можешь создать отношения, которые продлятся гораздо дольше.

Как я уже сказал, мы живем в квантовом мире, и все меняется очень быстро, чего нельзя было ожидать раньше. У нас есть соседи, такие как Турция, и трудно предсказать, каким будет их следующий шаг.

Куруш Зибари: Давайте также коснемся состояния отношений Иран-Армения. Вы наверняка слышали о недавней пограничной напряженности между Ираном и Азербайджаном. Правительство в Баку взимает с иранских грузовиков и прицепов, въезжающих в Армению по дороге Горис-Капан, значительные суммы, фактически отрезая Иран от Армении.

Во-первых, считаете ли Вы, что новые планы Азербайджана негативно повлияют на торговые отношения с Ираном? А как Вы оцениваете направление отношений Иран-Армения в политическом, экономическом, финансовом, научном и культурном плане?

Президент Саркисян: Что ж, мне не нужно доказывать, что отношения между Арменией и Ираном имеют жизненно важное значение и интерес для Армении. Иран был нашим верным соседом на протяжении многих лет. Даже многие наши друзья на Западе всегда признают, что у них могут быть свои разногласия и напряженность в отношениях с Ираном, но отношения Иран-Армения развиваются в другом измерении.

Очень важно, чтобы наши отношения были глубокими, эффективными, будь то отношения торгово-экономические или политические и культурные. История показывает, что мы можем доверять Ирану и у нас могут быть длительные отношения, как государства, так и нации.

Я уже коснулся своего визита в Тегеран. Я увидел страну с молодой и энергичной молодежью и студентами, очень заинтересованными в том, что происходит в мире. Побывав в Исфахане и увидев армянскую церковь, библиотеку и то, насколько иранское правительство поддерживает сохранение этого наследия, я думаю, что это помогает нам строить отношения между Ираном и Арменией на позитивной ноте.

Все мы разные. Отношения Ирана с другими государствами столь же сложны, как и наши отношения с другими государствами. Но на двустороннем уровне, я думаю, Ирану нужна сильная, стабильная Армения, а Армении нужны хорошие отношения с Ираном.

Куруш Зибари: Как Вы прокомментируете недавние пограничные столкновения между Ираном и Азербайджаном и их возможный побочный эффект на торговлю Иран-Армения?

Президент Саркисян: Ну, я не могу судить, насколько это глубоко и насколько негативно это может быть в будущем, но реальность такова, что азербайджанская сторона, даже до процесса демаркации, использовала свою военную мощь или позицию победы, чтобы навязать эту игру.

Как Вы знаете, у нас есть наши солдаты, которые до сих пор находятся в заложниках в Азербайджане и не вернулись на Родину. Однако все гуманитарные ценности в основном открывают двери для обмена военнопленными, который был и в 1994 году, когда Армения вернула всех азербайджанских пленных.

Есть еще много имен, судьба которых неизвестна - многие семьи не знают, живы ли их дети, их сыновья или нет. Есть проблемы и с границами; есть проблемы с иранской торговлей.

Куруш Зибари: Я также хотел бы, чтобы вы коснулись пандемии Covid-19 и ее последствий для Армении. В 2020 году ВВП Армении сократился на 7,6%, тогда как годом ранее он вырос на 7,6% после роста на 5,2% в 2018 году.

Ожидаете ли Вы, что Программа экономического реагирования, одобренная правительством в феврале, вместе с иностранной помощью, включая пакет мер реагирования Европейского союза на 92 млн евро, может способствовать надежному и быстрому восстановлению? В частности, каково Ваше видение туристической индустрии, которая была одним из наиболее пострадавших секторов?

Президент Саркисян: Еще один трехчасовой вопрос. Если коротко, я думаю, что мы все еще страдаем от последствий войны и Covid-19. Что ж, мы ценим поддержку всех наших друзей. Европейский союз также объявил о поддержке Армении в ближайшие годы в размере 2,6 млрд евро.

Куруш Зибари: Это новое развитие?

Президент Саркисян: Нет. Председатель Европейского Совета Шарль Мишель был здесь [недавно]. Это большая поддержка. Вопрос в том, насколько эффективно мы можем использовать эти деньги вместе с нашими европейскими партнерами для развития страны. У нас много друзей во многих местах.

Я был с государственным визитом в Италии, и итальянское правительство пообещало также поддержать Армению огромным количеством вакцин. Это также ответ на Ваш предыдущий вопрос о вакцинации и Covid-19. Россия, как особый партнер и друг, очень много делает для Армении.

Мы маленькие, но у нас есть преимущество. Мы небольшое государство, но большая глобальная нация. В России, вероятно, проживает столько же армян, сколько и в Армении; столько же армян проживает в Америке.

Когда у тебя небольшое государство и если ты управляешь им эффективно, то можешь добиться успеха. Во многих смыслах маленькое государство может быть эффективным и красивым. Это не огромная империя, которой трудно управлять. Все дело в том, насколько мы умны и насколько мы готовы к дисциплине.

По крайней мере, вопрос в том, насколько эффективно мы используем свои силы. Азербайджан достаточно эффективно использовал свою силу, свою нефть в течение последних 26 лет, обналичивая ее. Наша же сила в нашей диаспоре. Но насколько эффективно мы его используем?

Честно говоря, я бы сказал, что пока мы этого не делаем. Нам еще предстоит научиться использовать этих лучших людей, опыт, знания и армянские деньги из-за границы в Армении. Я думаю, что в тот момент, когда мы это поймем, мы добьемся успеха.

Куруш Зибари: Мой последний вопрос точно по той же теме, которую Вы только что упомянули. Я хочу упомянуть о партнерстве между Арменией и армянской диаспорой, которая насчитывает около 7-10 миллионов человек, разбросанных почти в 100 странах. Какую пользу приносит Армении вклад и предпринимательство динамичной армянской диаспоры? Помогают ли они поднять национальную экономику?

Президент Саркисян: Они помогают Армении, но эта помощь эмоциональная. Имеющийся там опыт имеет очень высокое качество. Они повсюду, и диаспора может гораздо лучше помочь Армении, но для этого мы должны внести некоторые изменения - снова изменить Конституцию.

Вы знаете, что армянин из диаспоры не может быть армянским министром по Конституции? Я имею в виду, что это большая, большая ошибка, неправильная вещь.

Например, великий армянский ученый или технолог, заработавший миллиарды [долларов], не может стать министром науки в Армении. Он должен вернуть свой американский паспорт, иметь при себе только армянский паспорт в течение 4 лет и прожить только в Армении четыре года, чтобы иметь возможность или шанс стать министром.

За четыре года люди строят империи в 21 веке. Если ты находишься за пределами Кремниевой долины четыре года, то тебя нет. Твоя ценность ушла. Нам нужен закон, по которому мы можем забрать кого-нибудь сегодня и сделать его министром завтра.

Ты видишь, что они умеют бегать. В Америке есть две вакцины - Pfizer и Moderna. Вы знаете, кто сделал один из них? Нубар Афеян, создавший венчурный фонд Flagship Pioneering, который создал Moderna.

Но этот человек, профессор Массачусетского технологического института, не может быть министром образования и науки [в Армении]. Для этого ему нужно последние четыре года прожить в Армении. Кто бы тогда создал Moderna?

На самом деле за границей проживает более 10 миллионов армян. Цифры, которые вы называете, - это армяне, которые организованы в армянские общины. Так много неорганизованных армян.

У меня есть большой список этих людей, и мы не используем ни один из этих талантов. В этом здании у нас прошла конференция, посвященная 100-летию со дня рождения человека по имени Кемурджян. Вы знаете, кто этот человек?

Куруш Зибари: Нет.

Президент Саркисян: Конечно, нет. Есть много армян, 90% армян, о которых не знают. Вы помните луноход? Луноход, который сначала отправился на Луну Советским Союзом, а затем Соединенными Штатами?

Куруш Зибари: Да, конечно.

Президент Саркисян: Кемурджян - человек, который построил первый луноход в Советском Союзе, а после распада Советского Союза Кемурджяном был построен марсоход.

НАСА попросило его помочь им, потому что они не могли этого сделать. Он один из величайших инженеров робототехники в истории. И он был армянином. Его именем сейчас назван огромный институт в Санкт-Петербурге.

И такие люди есть везде, но мы их не используем. Итак, я бы сказал, что мы похожи на любое государство Персидского залива, которое решило не использовать свою нефть. Что вы получите в результате? Пустыню.

Армянам еще предстоит научиться использовать силу своей диаспоры. И я очень стараюсь для этого, потому что это один из путей. Люди действительно не понимают силу диаспоры, насколько она велика, потому что она никогда не использовалась. Мы должны сделать много вещей, и одна из них - изменить конституцию.


Подпишитесь на наш канал в Телеграм






youtube

Все новости    


Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]