Время в Ереване: 11:07:36,   27 Ноябрь

Отношения между Арменией и Россией являются аксиомой: интервью президента Армении телеканалу РБК

Отношения между Арменией и Россией являются аксиомой: интервью президента 
Армении телеканалу РБК

Президент Армен Саргсян дал эксклюзивное интервью генеральному директору российского телеканала РБК Илье Доронову. «Арменпресс» ниже представляет полную версию интервью, предоставленного Управлением по связям с общественностью Аппарата президента Республики Армения.

- Армен Варданович, благодарю, что Вы согласились поговорить, благодарю, что приняли нас в Дилижане, в этом очень красивом городе.

- Вы впервые здесь?

- Да, раньше я не бывал здесь … Мы встречаемся в период, который, практически совпадает с годовщиной окончания войны, которая произошла год назад. Как Вы думаете, какие уроки извлекла Армения из того, что произошло в прошлом году?

- Трудно сказать, какие уроки она извлекла, потому что на это нужно время, года для этого недостаточно. Каждая война приносит трагедию, но это была двойная трагедия, потому что во всем мире была пандемия. В таких великих глобальных трагедиях мы, люди, живущие на этой планете, должны больше сотрудничать, разговаривать друг с другом, чем сражаться. Все это напоминает мне книгу Киплинга о джунглях, когда в джунглях пожар или нехватка воды, даже животные собираются у водопоя и не дерутся друг с другом. Это действительно было очень трагично. Мы, в основном, потеряли молодые жизни.

Мы сможем говорить о реальных уроках, может быть, лет через 10-20 после написания реальной истории событий. Ясно одно: в той войне Армения по своей военно-технической готовности не опережала Азербайджан, а отставала.

- На этот раз вы столкнулись с беспилотниками…

- Когда я говорю, что мы отстали, я имею в виду, что у нас должны были быть свои беспилотники, свои, потому что в Азербайджане в основном использовались турецкие и израильские. Армения должна была подготовиться к такой войне, войне 21 века.

 - Армения отставала, но почему отставала, ведь все, помня 90-е годы, были уверены, что могут победить в любой момент?

 - Это гораздо более принципиальный, сложный вопрос, потому что, вообще, сегодня во всем мире есть такая тенденция, мы притворяемся. Мы делаем вид, что что-то делаем, делаем вид, что у нас демократия (я не говорю об Армении, а в целом), мы делаем вид, что у нас очень высокий уровень науки. Но самое ужасное - что мы начинаем верить всему этому. Уверяем себя в этом, и это очень опасно.

Да, Армения выиграла первую войну. А что это значит исторически? Прошло 26 лет, за эти 26 лет можно было создать действительно сильную армию, укрепить нашу экономику, отношения между Россией и Арменией можно было поднять на совершенно иной уровень. Я не говорю, что эти отношения плохи, но я всегда в своей жизни, если чего-то добивался, вдохновлял и себя, и своих детей, своих учеников идти дальше.

-А понятно ли, что же нужно улучшать?

- Мне понятно. Прежде всего, следует понять, что армяно-российские отношения - это особая, отдельная тема. Позвольте мне объяснить это с научной точки зрения.

Вы строите математическую теорию на определенных вещах. Прежде всего, она строится на аксиомах. Если мы посмотрим на отношения между Арменией и Россией в таком математическом контексте, то это аксиома. Эти отношения существуют уже несколько веков и не нуждаются в доказательствах.

Армяне жили в Российской империи, армяне жили в Османской империи. Что осталось от армян, которые жили в Российской империи - Независимая Республика Армения и армяне, которые очень благополучно живут на всей территории Российской Федерации, от Калининграда до Владивостока? Поэтому армяно-российские отношения - аксиома.

Отношения Армении с другими странами - это доказываемые теории. Доказательство этих теорий связано со временем, эти отношения поднимаются или опускаются, их каждый раз нужно доказывать.

Мы действительно можем радоваться тому, что у нас есть. Но я один из тех, которым все это не очень нравится, я считаю, что потенциал развития реальных, повседневных, экономических, политических, военно-политических отношений очень велик, даже при том, что Россия огромная страна, а Армения очень мала.

- Вы говорите, что мир меняется. Как это происходит?

- Мир стал очень быстрым, все очень быстро меняется. Для многих это стало непредсказуемым. Мир стал непонятным, многие международные организации, законы, которые раньше работали, сегодня не работают. Для многих мир стал не только непредсказуемым, возросло и чувство опасности. Мир стал не только непредсказуемым, но и очень быстро меняющимся.

- Вы не задумывались о том, что мы жили так долго, и достигли определенной точки, но теперь все, чем мы жили, уходит в прошлое?

- Мы этих изменений не замечали. Я начал думать об этом в 2001-2002 годах, когда объявил в Давосе, что мир меняется. Тогда я впервые заговорил о том, что мир стал квантовым. Я сказал, что это уже не тот классический мир, в котором мы жили. В то время все говорили о новой промышленной революции, а сейчас мы живем в период, который я называю не 4-й или 5-й промышленной революцией, но R-эволюцией, то есть быстрой эволюцией. Мы живем в эпоху, когда  каждый день происходит эволюция. Посмотрите, как быстро развиваются информационные технологии, сколько информации мы собираем. Все это растет в геометрической прогрессии.

- Когда я готовился к собеседованию, я записал один вопрос, я подумал об этом, когда Вы дискусировали с Романо Проди. Вам не кажется, что Армения приближается, как говорят по-английски к fail state, к статусу несостоявшегося государства? Романо Проди говорил о том, что маленьким странам и государствам вскоре придется решать, в состав каких других государств и с кем они должны войти

- Вы правильно сказали, я спорил с ним, это была дружеская дискуссия. Я с ним совершенно не согласен, я не согласен с Вашим утверждением. Наоборот. Это произошло после войны. Вы не первый, кто говорит, что Армения несостоявшаяся страна, она неуправляемая. Это было понятно, потому что это были первые после войны дни. Все непонятно было, была неразбериха, дошло до того, что Генштаб начал публиковать какие-то идеи. Я впервые за три года своего президентства вошел в эту структуру. Я президент Парламентской республики, конечно, армию я не возглавляю, но мне пришлось поехать туда. У меня был серьезный разговор с генералами, я, конечно, не могу сообщить подробности той встречи. Другими словами, эти кризисы нужно было преодолеть.

Но, с другой стороны, я с первого дня заявлял, что разрешение этого трудного момента должно быть найдено путем выбором. Мое предложение было очень простым: во-первых, у нас должно быть профессиональное правительство, которое не поддерживало бы ту или иную силу, а во-вторых, мы должны были работать над изменением Конституции.

-Да, мы говорили об этом в марте.

- Поправки в Конституцию не предполагают перехода от несбалансированной парламентской системы к несбалансированной президентской системе. Нет. Если мы хотим парламент, тогда правительство должно быть сбалансированным.

- Насколько я понимаю вопрос Конституции, я недавно общался со спикером парламента, не является приоритетным. Он сказал, что они подумают об этом...

- Позвольте мне закончить. Это не будет иметь большого значения, если мы заменим одну несбалансированную систему другой несбалансированной системой. Я бы предпочел вернуться к президентской системе по очень простой причине. Наше общество жило в Российской Империи, в Советском Союзе, было три президента, и им очень сложно понять концепции парламентской системы правления.

Но в любом случае, будь то президентский или парламентский, очень важен баланс сил. Когда я говорю об изменении Конституции, я вовсе не имею в виду себя. В любом случае, если мы изменим Конституцию, она заработает при избрании следующего президента.

Когда мы примем такое решение, примем новую Конституцию, я готов немедленно уйти в отставку, чтобы показать людям, что это не для меня или моего правительства, а для того, чтобы было легче, лучше для нашей страны, когда стране трудно, должно быть очень ясно, кто несет ответственность и кто принимает решения.

У нас были выборы, мы не поменяли Конституцию. Я обсудил вопрос выборов с премьер-министром и оппозиционными партиями, и они состоялись. А что было после выборов? Напряженность на улице резко спала. Но сегодня среди парламентариев существует напряженность. Это нормально, что напряжение в парламенте, но это ненормально, когда оно  на улице. Для меня как президента страны очень важно, чтобы не было напряжения на улицах, чтобы не было напряжения среди политиков и в армии. Для меня как президента очень важно, чтобы на улицах была спокойная и стабильная обстановка. Сегодня улицы Еревана спокойные и стабильные. Но будет ли это спокойствие длиться вечно? Нет.

Полный текст интервью на армянском  языке читайте на сайте armenpress.am по адресу:

https://armenpress.am/arm/news/1066732/


Подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен






youtube

Все новости    


Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]